Разумное. Доброе. Вечное.

AAA
Обычный Черный

Рекомендованное

Опрос

Навигация

Стих дня

Всякая поэзия есть выражение душевного состояния.
© Бергсон А.

17 ноября

Про колбасу

а это кто бредет во мраке
лохматый страшный и босой
так это ж петр на кухню за кол
басой

Новости культуры от Яндекса



Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)


Язык поэтический

Поэтический язык, или язык художественной литературы, – это один из важнейших языков духовной культуры, наряду с языком религии (культа) и языком науки. В системе человеческой культуры поэтический язык как язык словесного искусства, в первую очередь, противостоит стандартному литературному языку как языку официального быта. Функционирование и собственно лингвистическое различие между этими языками уходит своими корнями в различие между сферами культуры: бытом, с одной стороны, и материальной и духовной культуры, с другой.

Официальная коммуникация между духовной культурой, материальной культурой и бытом осуществляется исключительно средствами литературного языка.

Поэтический язык открыт: он ориентирован на изменение, на поиск новых выразительных возможностей, а в иных случаях – на оригинальность. В духовной культуре язык – объект постоянной рефлексии.

Языки духовной культуры и литературный язык до некоторой степени делят между собой две важнейшие функции человеческой речи: выражение смысла (эксплицирование) и его передачу (коммуникацию). Литературный язык более диалогичен: для него важнее момент всеобщности, вседоступности, всепонятности; цель широкого распространения содержания ставится здесь во главу угла. Напротив, языки духовной культуры более монологичны.

Язык официального быта потенциально адресован всем без исключения членам данного общества. Важнейшее качество литературного языка – его универсальность, связанная с его претензией передать, популяризировать практически любое содержание. Языки духовной культуры такой способности лишены.

Литературный язык уже в силу своей готовности передать любое сообщение оказывается безразличным, нейтральным по отношению к выражаемым смыслам. Языки духовной культуры противостоят языку официального быта как семантически маркированные – семантически нейтральному. Основная функция этих языков – номинация.

Принципиальное различие между языками духовной культуры также лежит в области семантики. Язык художественной литературы обычно называют «языком образным».

Специализированные языки духовной культуры органически связаны с содержанием, несут его в себе, непосредственно его в себе заключают. Мы в праве говорить о единстве их содержания и формы, если не полном, то, во всяком случае, частичном.

В поэтическом языке образную значимость могут получить не только те формы, которых много, но и те, которых мало, не только те, которые есть, но и те, которых нет.

В результате целенаправленного упорядочения и семантизации внешней формы в поэтическом языке появляется новый уровень: взятый с точки зрения формы, он должен быть определен как композиционный, а взятый с точки зрения содержания – как концептуальный. В литературном языке композиция текста определяется, в первую очередь, прагматикой, а в языках духовной культуры – семантикой: изменение композиции непосредственно отражается на содержании.

Содержание композиционного уровня языка художественной литературы составляют семантические структуры, реализующиеся в отрезках речи, больших, нежели фраза. Таков, к примеру, сюжет: он в целом или отдельные его звенья могут быть в той или иной степени универсальными, общими ряду произведений, авторов, литературных эпох и т.д., т.е. принадлежащими не тексту, но языку. В стихотворном языке наиболее характерной единицей композиционного уровня является строфа. Строфа может подчеркивать и усиливать семантику других языковых форм или даже сообщать тексту свою собственную семантику, связанную с историей ее употребления.

Собственная семантика композиционных форм оказывается относительно устойчивой и независимой от семантики прочих уровней языка. Возможны два варианта: в одних случаях композиционные формы аккомпанируют общей семантике, в других случаях – формируют ее сами, без участия языковых форм прочих уровней.

Своеобразие языков духовной культуры определяется не только структурно-семантическими, но и собственно лингвистическими их отличиями от языка официального быта. Лингвистические различия между литературным языком и языком художественной литературы могут фиксироваться на всех уровнях без исключения.

Своеобразие поэтического синтаксиса может заключаться в использовании разного рода нелитературных конструкций: иноязычных, архаических или разговорных.

К области поэтического синтаксиса относятся также отступления от стандартных языковых норм, выражающиеся в отсутствии грамматической связи или в ее нарушении (солецизм). Особый случай солецизма – это опущение предлогов. Совершенно особую категорию случаев составляют нарушения нормального порядка слов, т.е. инверсии, не мотивированные актуальным членением предложения. Иногда поэтический порядок оказывается столь свободным, что затемняет смысл предложения.

Поэтическая морфология – это все виды нарушения стандартного словоизменения.

1.   Изменение неизменяемых слов.

2.   Переход слова в другой грамматический разряд:

  1. 1)  перемена рода;
  2. 2)  перемена склонения;
  3. 3)  единственное и множественное число у существительных;
  4. 4)  смена разряда прилагательных (переход относительных прилагательных в качественные);
  5. 5)  возвратность невозвратных глаголов и наоборот;
  6. 6)  переходность непереходных глаголов и наоборот;
  7. 7)  настоящее время у глаголов совершенного вида и простое будущее у глаголов несовершенного вида.

Поэтическая морфология допускает просторечное, диалектное и архаическое словоизменение.

Наряду с поэтическим формотворчеством встречается поэтическое словотворчество. Если словотворчество писателя приводит в действие модели, малопродуктивные или вовсе непродуктивные за пределами художественной литературы, тогда мы имеем дело с поэтическим словообразованием.

Едва ли не наиболее заметные и постоянные отличия поэтического языка от языка официального быта сосредоточены в области лексики.

Не считая творческих отступлений от норм литературного языка, поэты нередко пользуются своим правом на случайную, непреднамеренную ошибку. Разумеется, поэтические ошибки не ограничиваются правописанием – они время от времени появляются на всех уровнях языка: синтаксическом, морфологическом, фонетическом, лексико-семантическом («авторская глухота»).

Язык художественной литературы допускает любое коверканье речи. Язык искусства легко принимает в свою систему иноязычные вставки, появляющиеся с какой угодно частотой и практически любой протяженности.

Возможны ситуации, когда произведение национальной литературы полностью создается на «чужом языке», живом или мертвом. В поэзии возможно создание искусственного языка, в частности так называемого «заумного», не похожего ни на один литературный язык на свете.

Лингвистическое и функционально-семантическое отличие языка художественной литературы как от литературного языка, так и от других языков духовной культуры позволяет охарактеризовать наличную языковую ситуацию как многоязычие.

361
11.01.2017 г.

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru


Индекс цитирования

Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении). И как ни прискорбно это признавать, но это необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

Если вы никак, ни под каким предлогом и ни за какие коврижки не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, покиньте сайт и забудьте о нём, как о кошмарном сне. Всем остальным - добра и печенек. С неизменной заботой, администрация сайта.