Разумное. Доброе. Вечное.

AAA
Обычный Черный

Рекомендованное

Опрос

Навигация

Стих дня

Всякая поэзия есть выражение душевного состояния.
© Бергсон А.

17 октября

Об инструментах

нам очень любопытно петыр
так расскажите ж нам зачем
вы вбили гвоздь в кирпич и главно
е чем

Новости культуры от Яндекса



Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)


Амвросий Аутперт

Амвросий Аутперт родился во Франкии в начале VIII в. и в свое время был довольно известным богословом, пользовавшимся покровительством папы Стефана и Карла Великого. Основным его сочинением является обширное «Толкование на Апокалипсис», которое было начато и окончено при папе римском Стефане (752-757). В своем «Толковании» Амвросий Аутперт опирался на труды блаж. Августина и блаж. Иеронима, стремясь раскрыть символический смысл Апокалипсиса. Книга Амвросия произвела столь глубокое впечатление на Алкуина, что он составил свое «Толкование на Апокалипсис», пользуясь выписками из нее. По крайней мере, к концу жизни Амвросий Аутперт состоял в братии монастыря Св.Винцента1 на реке Вольтурно (основан в 703 г. на развалинах церкви V в.), недалеко от Беневента2 (Южная Италия). Будучи уже весьма пожилым человеком, он стал настоятелем этого монастыря, но настоятельство его было недолгим и несчастливым. В то время как Амвросий был избран на пост настоятеля франкской частью монашеской общины, монахи-лангобарды, недовольные тем, что ими будет править франк, выдвинули своего кандидата, некоего Потона. Это было время Италийских походов Карла Великого, поэтому лангобард Потон был обвинен в государственной измене, судьей в этом деле должен был выступить сам король. Карл обратился к папе Адриану I, и тот вызвал Амвросия и Потона в Рим. Амвросий не выдержал тягот пути и умер, не доехав до Рима (781 г.).

Житие святых Палдона, Тасона и Татона

  1. Палдон, Тасон и Татон были три беневентских мужа, принадлежавшие к знатной семье, близкие по закону кровного родства; из них старший, Палдон, был рожден от одного брата, а Тасон и Татон - от другого. Побужденные евангельским гласом и воспламененные божественной любовью, они имели одно решение, одно намерение и один обет, а именно: оставить землю отчизны, богатства и родителей, нагими последовать нагому Христу, нагими биться с нагим противником, по обету стремиться достичь Галльской провинции, и там, странствуя плотью, но оставаясь неизменными духом, постараться узнать различные монастыри и склонить выи души легкому игу Христову. Они знали, что будут делать это с усердием, ибо кто не оставит все ради Христа, тот не сможет насладиться видением Его лица. Чего же больше? Как они и задумали духом и умом, они стали готовиться к дороге, не задерживаясь, не ища предлога для отсрочки. Но, страшась обязательств перед родителями по плоти, которые всегда препятствуют обратившимся ко Христу, братья отвлекли их внимание благочестивым притворством так, чтобы никоим образом не впасть в грех обмана. Ибо они сказали, что желают отправиться в Рим, поручить себя заступничеству главы апостолов св.Петра и облобызать его желанный порог, что впоследствии и сделали. Они отправились в путешествие, навьючив лошадей припасами, окруженные заботой слуг, как подобает знатным мужам, но что они желали сделать в действительности, известно было только им самим и Богу.  
  2. Когда братья пересекли границы собственной области и въехали в провинцию марсов3, то они сошли с коней и велели отрокам, чтобы те с конями и всей поклажей отправились домой. Затем они сказали, что дали великий обет, а именно: что они втроем только пешими должны пойти в Рим. Отрокам же, плачущим и рыдающим, они по праву власти приказали, чтобы те уходили. Когда же слуги удалились, а вышеназванные рабы Христовы устремились в путь, то встретились трем братьям нищие, закутанные в убогие и рваные одеяния. Братья, уже воспламененные любовью к нищете, говорят между собой: «Да не будет у нас ни того, что мир почитает, ни того, что вор похищает: сбросим мы эти одеяния и раздадим нищим, а в их самые жалкие и грязные [лохмотья] оденемся». Так рассуждали те, кто желал монашеского имени, о том, насколько велик грех для живущих под водительством нищего Христа владеть красивыми одеждами, которые не пристало иметь монахам. Так те, которыми основан наш монастырь, облаченные в столь ничтожные одежды, положили начало своему житию.
  3.  И, возвращаясь к повествованию, я продолжаю: пустившись в путь, они совершили свое путешествие и прибыли в монастырь Преславной Богородицы Марии, который находится в области сабинов4. Этот монастырь возглавлял авва Фома. Я слышал от многих, что некогда, живя в областях Востока, как он сам рассказывал, он до тех пор предавался молитве у Гроба Искупителя, пока не получил того, о чем настойчиво просил. Одним словом, как утверждают, однажды ночью ему, утомленному молитвой и угнетенному сном, явился некто, неся в руке хлеб удивительной красоты, и сказал: «Прими сей хлеб и удались; знай же, что меньше, чем такой хлеб, ты не будешь иметь для жизни». И, как говорят те, кто его видел, после он был мужем столь великого покаяния, что почти никогда не мог говорить о Боге без слез. Авва Фома, оказав вышеназванным рабам Божиим гостеприимство, по обычаю монахов и добрых христиан и по собственному обыкновению, вышел с братиями омыть ноги странников, согласно предписанию Господню. Пришедшие же скрывали под ничтожными и грязными одеждами изнеженные и белые тела и являли лица видом красивые и благородные. Потому их тайна не могла сокрыться от очей мужа Божия.
  4.  Итак, когда служение любви было совершено, прошла ночь, и когда заря подарила начало дню, старец ласково расспросил их наедине, кто они, откуда, почему пришли, не придерживаются ли они случайно какого-нибудь заблуждения, не бегут ли, виновные в совершении преступления, обещая, что он им окажет помощь, чем сможет, только чтобы они открыто сказали, почему им было угодно прибегнуть к такому притворству. Изумленные этим, братья, видя, что их намерение не может укрыться от старца, вняли его совету и рассказали все по порядку, кто они, откуда, почему пришли в монастырь и что сделали, чьи они сыновья, какими именами зовутся, как они захотели отправиться в Рим и оттуда устремиться в области Галлии; они связали его многими настойчивыми просьбами не препятствовать их намерению. На это досточтимый старец, вздохнув, говорит: «Никоим образом, о сыны, я не желаю вам препятствовать в столь похвальном намерении, но скорее хочу помочь; я пока вас не оставлю, но отправлюсь с вами на некое время и буду вашим спутником в путешествии вплоть до порога апостолов». Муж Божий потому сильно желал стать спутником братьев на все время пути, чтобы удержать их своими спасительными советами от путешествия в далекие края, что он впоследствии и сделал. О том, что это совершится, ведало Провидение Божие, Которое предвидело возникновение нашего монастыря.
  5.  Тогда они отправились вместе, ибо такова было воля старца, и со многими обильными слезами преданно поручили себя заступничеству апостолов. Когда молитва была совершена, уже названный досточтимой памяти авва начал увещать трех братьев, давая им совет, чтобы они вернулись с ним в монастырь, задержались бы у него на некоторое время, работая в нем и видя, как он устроен, узнали бы общее устройство своей будущей обители и только тогда поспешили бы туда, куда Господь пожелает их призвать. И он говорит, а я воспользуюсь его словами: «Послушайте, о сыны, моего совета. Возвратитесь со мной в монастырь, которому я преданно служу и, ради горячности вашего желания, хотя и без пользы для обители, я приму вас в общину, чтобы вы вместе с братией ели, вместе спали, вместе предавались молитве, вместе выходили трудиться своими руками, чтобы, испытав себя в этих упражнениях, вы знали, какими способами вы будете в состоянии выполнить обязанности монаха».
  6.  Случилось так, что отец двоих братьев, а именно: Тасона и Татона, [напрасно] проискав их там и сям с другими родственниками, быстрым ходом вернулся домой. В то время как они их усердно искали и нигде никаким образом не могли найти, услышали они в разговоре от неких сабинов, что братья находятся в монастыре Пресвятой Богородицы Марии. Тогда отец и родичи, побуждаемые терзаниями большой любви, приехали в этот монастырь, словно на крыльях перелетев пространство пути. Они просили у настоятеля вышеназванного монастыря, чтобы братья явились их взорам. Досточтимый старец в убедительной речи просил братьев выйти. Когда они воспротивились, старец вынудил их повиноваться его приказанию. Когда же братья вышли и родители их увидели, то очень сильно начали плакать и, возвысив голос, сказали им: «Почему вы покинули нас, грешников, словно мертвецов? Почему вы оставили заботу о наших душах? Неужели в вас нет чувства милосердия, никакого сострадания к кровному родству? Умоляем, - говорят, - умоляем и заклинаем вас Богом, Творцом неба и земли, не покидайте нас, ибо, обратившись ко Христу, мы совершенно готовы оставить мир. Если же вы не согласитесь, призываем в свидетели небо и землю, кровь нашу с рук ваших должно будет спросить у Бога». Они же, никак не склонявшиеся к милосердию, на их слова, и слезы, и всхлипывания, отвечали, что они, как обещали Богу, отправятся в Галлию. Затем, как ныне мы точно знаем, старец, побуждаемый неким гласом, сказал им: «Твердо веруйте, твердо веруйте и уповайте на милосердие Божие; ибо, если вы только склоните слух послушания к моим увещаниям, многие благодаря примеру вашего деяния войдут в Небесное Царство. Слушайте, сыны человеческие, слушайте совет отца вашего и не презирайте его молений. Если хотите, я покажу вам место, приготовленное для вас Богом. Ибо я надеюсь на Господа, так как там Бог исполнит ваше желание».
  7.  «Есть, возлюбленные, место в пределах Самнийских5, над рекой Вольтурн, в миле от ее истока, и мне хочется, чтобы вы туда отправились. Там стоит часовня, посвященная имени мученика Христова Винцента. По одним берегам реки растет дремучий лес, который дает жилище диким зверям и убежища разбойникам. Всемогущий Господь, Которому вы желаете нести служение, и вас сохранит в том месте невредимыми, и всем путешествующим устроит путь мирный и безопасный от нападений разбойников, и произрастит там вишни, сливы, терн, плодовые деревья в изобилии. Идите, - говорит, - сыны, и оставайтесь в этом месте без какого-либо страха».
  8.  Смягченные в непреклонности своего упорства такими и подобного рода словами, братья внимали этой речи старца, как если бы его устами говорил Христос, и, вспомнив речение Апостола: «Никто не ищи своего, но каждый пользы другого» [I Кор 10, 24], удержали души от совершения того, что начали. Приняв от старца благословение, они пустились в путь и достигли этого места, где мы сейчас живем. Они ничего не принесли с собой для подкрепления тела, кроме того, что взяли на дорогу в корзиночке, и уже тогда не забывали предписания Сказавшего: «Не заботьтесь и не говорите: "Что нам есть?" или "Что нам пить?"» [Мф 6, 31] и «Не заботьтесь о завтрашнем дне» [Мф 6, 34]. Но Тот, Кто ради горя неимущих и плача бедняков восстал из Гроба, как милосердный Отец, пообещавший поступающим так, сказал: «Ищите прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» [Мф 6, 33]. Бог, видя эту веру троих братьев, быстро приготовил им от щедрот Своих подаяние.
  9.  Ибо, как уже сказано, когда трое братьев пришли в то место, где мы поселились, не имели они ничего, что нужно для пользы плоти, и постоянно возносились умом к Тому, в Ком и посредством Кого все живет. Как только они вошли в часовню, то совершили службу во хвалу Божию и, когда настала ночь, легли на покой. Но почему говорю «на покой»? Как только они распростерли свои тела на земле, то подложили, по обычаю патриарха Иакова, камни под головы. Но говорю, что покой был: в каковом покое даже если плоть истощается, дух обогащается. И вот, прошло немного времени, и приходит к ним некий неизвестный человек в тиши ночи и, стучась в дверь часовни, говорит: «Кто же тут в этом месте отдыхает?» На его голос быстро вышел к нему молчаливый досточтимый Тасон. Незнакомец говорит ему: «Я услышал от говорящих, что здесь есть чужестранцы, и после, идя от своих пастухов, я принес модий6 муки и вина, если у тебя есть, куда положить то, что я принес». Тогда Тасон, найдя некие малые сосуды, принял принесенное, которое было предложено сим мужем, словно от Бога. Когда же тот ушел, никто после не знал, кто же был этот незнакомец, принесший с радостью такой дар. Этими знамениями ясно показывается, с какого совершенства начали те, благодаря которым Всемогущий Бог изволил это место довести до столь великой высоты духовной.
  10.  И вот в этой нищете Христовой они упорствовали в заботах, и слух об их жизни, которую Бог решил явить для примера многим, прошел везде, и не смог долго таиться светильник, поставленный на свещник, и когда многие пожелали следовать их жизни, к ним начало стекаться множество братии. (...)

Примечания: 

  1.  Св. муч. Винцент Сарагосский (ум. 304), диакон и первомученик Испанский. Память 22 января.
  2.  Беневент - город на юге Самния, гористой области Средней Италии, к северу от Кампании.
  3.  Марсы - племя, населявшее район Фуцинского озера, самого крупного озера центральной Италии (ныне Lago di Celano).
  4.  Сабины - италийское племя, жившее в центральной Италии, севернее Рима.
  5.  Самний - см. прим. 1.
  6.  Модий - древнеримская мера объема, равная 8,704 л.

Источник: Памятники средневековой латинской литературы. VIII-IX века / Отв. ред.  М.Л. Гаспаров ; Ин-т мировой лит. им. А.М. Горького РАН. - М. : Наука, 2006. - 480 с. - ISBN 5-02-033919-9 (в пер.).

59
06.06.2017 г.

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru


Индекс цитирования

Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении). И как ни прискорбно это признавать, но это необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

Если вы никак, ни под каким предлогом и ни за какие коврижки не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, покиньте сайт и забудьте о нём, как о кошмарном сне. Всем остальным - добра и печенек. С неизменной заботой, администрация сайта.