Разумное. Доброе. Вечное.

AAA
Обычный Черный

Рекомендованное

Котики

Навигация

Стих дня

Всякая поэзия есть выражение душевного состояния.
© Бергсон А.

17 ноября

Про колбасу

а это кто бредет во мраке
лохматый страшный и босой
так это ж петр на кухню за кол
басой

Новости культуры от Яндекса

ГлавнаяИстория мировой литературы«Каролингские ритмы» VIII - IX вв.


Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)


«Каролингские ритмы» VIII - IX вв.

«Каролингскими ритмами» принято называть большую группу стихотворений, написанных не традиционным метрическим, а упрощенным, ритмическим (силлабо-тоническим), стихом. Основная масса этих стихотворений относится к IX в., хотя первые образцы их принадлежат еще VIII в. - среди них, например, кантилена на победу Пипина, сына Карла Великого, над аварами в 796 г. Почти все эти стихи анонимны; если в «Стихе о битве при Фонтанете» и упоминается имя автора, некоего Ангильберта, то нам оно ничего не говорит. Родина этой поэзии, по-видимому, Италия: в этой стране, где еще сравнительно широким кругам городского населения был понятен латинский язык, а книжное образование было доступно не только клирикам, но и мирянам, сочинение ритмических стихов было самой общедоступной формой творчества. В Италии возник и приводимый здесь плач о кончине Карла Великого, с воззванием к св. Колумбану, покровителю монастыря Боббио. Из Италии эта поэзия распространилась и в заальпийские франкские области: по-видимому, она оказалась по плечу и для грамотных дружинников (вроде Ангильберта), и для местных клириков (вроде того, который сложил стих об анжерском аббате Адаме). Но всюду она оставалась поэзией низовой и почитателями школьной учености отвергалась с презрением.

Стихотворные размеры ритмической поэзии представляют собой имитацию метрических размеров. Наиболее популярен был 15-сложный стих, подражавший звучанию трохаического тетраметра (8-стопного хорея): этим размером написан «Стих о Фонтанете» и «Стих об Аквилее». Наряду с ним был в ходу 12-сложный стих, подражание ямбическому триметру (6-стопному ямбу): таков размер «Плача о Карле» и моденского стихотворения. Образцом ритмической имитации более сложных метров - сапфической строфы - может служить стихотворение о дурных священниках. Ритмические стихи обычно группировались строфами (часто - трехстишиями, как в «Фонтанете» и «Аквилее»), иногда сопровождались рефренами («Плач о Карле», «Стих об Адаме»), первые буквы строф часто образовывали алфавит (в переводе сохранен лишь в «Дурных священниках»). Рифма (обычно односложная, для нас мало заметная) использовалась сперва от случая к случаю, потом стала предметом сознательной заботы: так, в моденском стихотворении все строчки, за исключением одного перебоя, кончаются на «а» (в переводе Б.И. Ярхо - на «я»).

Правильность языка и четкость стиха сильно колеблются в зависимости от уровня образованности неизвестного автора. Особенно варварски обращаются с латинским языком стихотворения об Аквилее и об аббате Адаме. Примечательно, что реминисценций из античных поэтов в «ритмах» почти нет: они оставались достоянием ученых поэтов и не входили в круг чтения горожан и дружинников, образование которых ограничивалось Библией. Действительно, библейские реминисценции в «ритмах» обильны и часто используются весьма искусно (например, в «Фонтанете»). Классической ученостью попытался блеснуть лишь итальянец, автор моденского стихотворения, но и там его отступление на тему из римской истории подкрашено фантазией.

Тематика «ритмов» - самая разнообразная. Наиболее многочисленны (и наименее интересны), как всегда, стихи на религиозные темы: «О Иакове и Иосифе», «О Юдифи и Олоферне», «О падении Иерусалима» и пр. Некоторые из них, написанные короткими строчками, уже предвещают стиль и пафос гимнов XII-XIII вв. Любопытны, но малопоэтичны обильные так называемые «компутистические ритмы» - переложенные в стихи правила арифметики и календарного счета. «Стих о битве при Фонтанете» может служить хорошим образцом воинской кантилены, а «Плач о Карле» - надгробного эпицедия: и там и тут к античной поэтической традиции примешиваются несомненные отголоски современной народной поэзии. «Ритмы», возникшие в Италии, обычно принимали форму славословия отдельным городам - первые образцы такого рода, с похвалами Вероне и Милану, относятся еще к VIII в. Славословие собственному городу легко переходило в поругание города-соперника: интереснейшим примером может служить стихотворение «Песнь об Аквилее, не заслуживающей восстановления» - отголосок раскола аквилейской диоцезы между кафедрами в Аквилее и в Градо; решением собора патриаршеской резиденцией была признана Аквилея, но автор «Песни», приверженец кафедры в Градо, не пожелал с этим примириться и поносит соперничающий город прошлом и настоящем. Сатирическая тематика «ритмов» представлена в настоящем разделе «Алфавитом о дурных священниках» (параллелью ему в рукописях служит «Алфавит о хороших священниках», значительно менее интересный). К ней примыкает «Стих об аббате Адаме» (о герое которого никаких иных сведений не сохранилось) - одиноко стоящий в своей эпохе образец сатирической песни в ритмах, предвещающий будущую поэзию вагантов.

Гимн Духу Святому

Приди, о Дух всезиждущий,
Твоих рабов возрадовав,
Исполни горней светлостью
Сердца, Тобой избранные!
О Параклит божественный,
Любовный дар Всевышнего,
Огнь горний, миро дивное
Таинственных помазаний!
Умы возвысь к служению,
Сердца зажги любовию,
Восполни немощь плотскую
Избытком мощи Божией!
Врага извергни древнего,
Дай радость мира тихого,
Дабы твоим водительством
Нам зол избегнуть пагубных!
Ты седьмиричен благостью, Даруй богопознание,
Ты перст десницы Божией, Отца и Сына веденье,
Ты речью правомочною В Тебя, из них исшедшего,
Гортани полнишь смертные. Вовеки веру крепкую!
Помилуй, Отче Благостный
И Сыне, слава Отчая,
Со Духом-утешителем
Вовеки миром правящий!

Гимн Деве Марии

О Звезда над зыбью,
Матерь Бога-Слова,
Ты вовеки дева,
Дщерь небес благая.
Знаменует «Аве»
Ангельского зова
Грешной имя Евы:
От грехов спаси нас!
Мир даруй заблудшим,
Свет открой незрячим,
Истреби в нас злое,
Ниспошли нам благо.
Не отринь нас, Матерь,
Заступись пред Сыном,
Для спасенья грешных
В мир тобой рожденным.
Дева без порока,
Меж благих благая,
Дай и нашим душам
Чистоту и благость,
Разреши от скверны,
Сбереги от ада,
Даруй светлость сердца,
Даруй радость в Боге.
Честь Отцу возносим,
Сыну шлем хваленье
И Святого Духа
Благочестно славим.

Плач о Карле Великом

1. С востока солнца до прибрежий западных
Плач сотрясает сердца верноподданных.
Горе мне, грешному!

2. Народов ратных полчища заморские
Грусть посетила, горесть превеликая.
Горе мне, грешному!

3. Римляне, франки, все христолюбивые
Полны печалью, тяжким воздыханием.
Горе мне, грешному!

4. Дети и старцы, святые епископы,
Матроны плачут о кончине кесаря.
Горе мне, грешному!

5. Не иссякают их потоки слезные:
Весь мир рыдает о гибели Карловой.
Горе мне, грешному!

6. Всем был отцом он: непорочным девушкам,
Вдовым и сирым и убогим странникам.
Горе мне, грешному!

7. Христе, ведущий воинства небесные,
Дай в Твоем царстве Карлу упокоиться!
Горе мне, грешному!

8. О том же молят христолюбцы верные,
Святые старцы, девы, вдовы горькие.
Горе мне, грешному!

9. Уже останки Карла-императора
Курганом скрыты, камнем с скорбной надписью.
Горе мне, грешному!

10. Святой Дух светлый, всем повелевающий,
Душе блаженной дай успокоение.
Горе мне, грешному!

11. О горе Риму и народу римскому,
Светлого света - Карла потерявшему!
Горе мне, грешному!

12. И ты восплачешь, о краса Италия,
Со всеми городами досточтимыми.
Горе мне, грешному!

13. Франкия1, много злых бед претерпевшая1,
Ввек не видала тягчайшего бедствия, -
Горе мне, грешному!

14. Чем в час, в который Карла, словом сильного,
Средь Аквисграна2 тело праху предали.
Горе мне, грешному!

15. Ночь принесла мне злые сновидения,
А день лишился своего сияния, -
Горе мне, грешному!

16. Тот день, что предал смерти достославного
Вождя народов мира христианского.
Горе мне, грешному!

17. О Колумбане3! Усмири рыдания
Взнеси моленья за него ко Господу.
Горе мне, грешному!

18. Отец вселенной, Господь милостивейший,
Пусть уготовит Карлу место светлое.
Горе мне, грешному!

19. О Боже ратей, и земного воинства,
И царств небесных, и подземных Господи!
Горе мне, грешному!

20. Престол пресветлый вкупе со апостолы
О Христе, даруй Карлу благоверному.
Горе мне, грешному!

Стих о битве при Фонтанете

1. Чуть Аврора первым светом черный мрак развеяла,
Не суббота воссияла, а Сатурна трапеза4:
От раздора братьев Демон нечестивый тешится.

2. С двух сторон скликают к битве, началось побоище;
Братья братьям смерть готовят, а дядья племянникам;
Даже сын к отцу родному позабыл привязанность.

3. Бойни не было подобной и на поле Марсовом5.
Христиан обычай попран злым кровопролитием.
Преисподняя ликует, рады глотки Цербера.

4. Лотаря десница Божья защитила мощная.
Сам он бился, победитель, гордой дланью доблестно:
Если все бы так сражались, мир настал бы вскорости6.

5. Но как в оны дни Иуда изменил Спасителю,
Так тебя, король, твои же полководцы предали.
Берегись, о агнец, бойся козней волка лютого!

6. Фонтанетом ключ и место прозваны крестьянами,
Где все поле пораженья кровью франков полито.
В страхе нива, в страхе роща, и болота в ужасе.

7. Пусть роса и дождь не мочат трав на оном поприще7,
Где храбрейшие погибли, опытные воины,
По ком плачут братья, сестры, други и родители.

8. Злое дело, что ныне описал ритмически,
Сам я, Ангильберт, все видел, среди прочих ратуя:
Я один в живых остался из передних латников.

9. Поглядел я вниз, в долину, и на склоны верхние,
Где Лотарь, король могучий, поражая недругов,
Сам преследовал бегущих до речного берега.

10. Вот поля обеих ратей, Карла и Людовика,
Полотняными белеют платьями покойников,
Как по осени, бывало, полчищами птичьими.

11. Недостойна битва славы и хвалений песенных.
От полудня к аквилону, от востока к западу
Пусть оплачут тех, кто пали в этой битве мертвыми.

12. Пусть же будет день тот проклят и из года вычеркнут,
Пусть исчезнет и заглохнет и сотрется в памяти,
Пусть не знает света солнца и зари мерцания.

13. О, та ночь, та ночь презлая и из всех тягчайшая,
Как храбрейшие погибли, опытные воины,
По ком плачут братья, сестры, други и родители!

14. О печаль и сокрушенье! Мертвые обобраны,
Их тела терзают коршун, ворон, волк безжалостно.
Ужас! Нет им погребенья, без покрова брошены.

15. Причитаний и рыданий силы нет описывать.
Пусть же всякий, сколь возможно, сдержит токи слезные;
Все за души убиенных Господу помолимся.

Молитва о сохранении моденских стен, возведенных епископом Леудоином8

О ты, хранящий эти укрепления,
С оружьем бодрствуй и не спи, молю тебя!
Покуда Гектор Троей правил, бодрствуя,
Ее коварно не сразила Греция.
Чуть задремала ночью Троя сонная,
Лжецом Синоном вскрыта дверь обманная:
Вниз по канату дружина сокрытая
Стремится в город, стогна жжет пергамские.
Сторожким криком от твердыни Ромула

10 Белая птица галлов встарь отбросила.
Марк Манлий, консул, гаканьем разбуженный,
Проснулся первым, муж, в заботах доблестный;
Первого галла, на стену взошедшего,
Щитом ударив, он пронзил несчастного.
Та птица-сторож - причина спасения
Капитолийцев, галлам ненавистная.
Из серебра ей статуя поставлена9
И как богиня у римлян прославлена.
Мы же восславим Вышнего Спасителя,

20 Ему несем мы звонкие хваления,
В Его защиту царственную веруя,
И так в восторге воспоем мы, бодрствуя:
Храни, о мира Оборона горняя,
Своим покровом эти укрепления!
Будь для своих Ты стеной неприступною,
А супостатам вражьей силой грозною.
С подобным стражем не страшны нам бедствия:
Ты отвращаешь всю силу оружия!
Ты охраняешь эти укрепления,

30 За них сулицей мощной ратоборствуя.
Ты защити нас, Мария пресветлая,
О Феотокос10, с помощью Крестителя,
Вы, чьей святыне здесь мы поклоняемся,
Кому и храмы Божьи посвящаются.
С Иоанном крепнет рука для сражения,
А без него нет силы у оружия.
Смелая юность, сила наша ратная!
Вкруг стен пусть льются ваши песнопения,
У стен пусть будет стража переменная,

40 Храня от вражьих козней укрепления.
Пусть «Эйа, бодрствуй, друже!» всюду слышится,
И «Эйа, бодрствуй!» - эхо откликается.

Молитва к святому Геминиану об отвращении венгров от Модены

О муж Господень, дивный исповедниче,
Геминиане, вознеси моление,
Да бич сей страшный, нами столь заслуженный,
От нас небесной отвратится милостью!
Во дни Аттилы ты возмог властительно
Врата отверзнуть, вызволить униженных;
К твоей же силе ныне припадаем мы:
Избави грешных от копья венгерского!
Святые мужи, плачьтеся ко Господу,
Тепло просите нам от Бога помощи.
Или же так, еще изряднее:
О муж Господень, дивный исповедниче,
Геминиане, испроси и вымоли,
Да бич ужасный наших скверн усердною
Был отведен от нас небесной помощью!
Во дни Аттилы ты возмог властительно,
Врата отверзнув, вызволить униженных;
К тебе взываем: той же благодатию
Избави грешных от копья венгерского!
О нас молите Бога, рати горние,
И нас небесной укрепите силою,
От Господа...

Песнь об Аквилее, не заслуживающей восстановления

1. Аквилея, город славный, знаменитый некогда,
Мощный в битвах и триумфах, стольный град Венетии,
Ты, что Аттилой свирепым срыт до основания!11

2. Мы же молим на коленях вашей доброй милости,
Чтоб ей властью августейшей прежней силы не дали,
Благоволенья лишенной, князья августейшие.

3. Небожители, что в вышних Агнца убиенного
Почитают, прославляют пред престолом ревностно,
Теперь скорбят о той, что сами посвятили Господу.

4. Божьей волей после Рима первым из апостолов,
Петром, призвана к крещенью через сына милого,
Марка, что позже составил святое Евангелье.

5. Избранника Гермахора к Петру посылает он12
И просит его поставить аквилейским пастырем;
Сам затем в Александрию за море отправился,

6. Град же сей своею кровью освятил, умученный;
За учителем же вскоре Фортунат последовал,
Затем Иларий, а после Татиан, сподвижник их.

7. Многих мученики к Богу привели примерами,
Коим следуя, ученье веры католической
Непрерывно укрепляли добрые епископы.

8. Аквилея ж, на вершине славы благоденствуя,
Беззакониями злыми оскорбила Господа,
Чем погибель заслужила от руки язычников.

9. Се недобрым мерзким обрам под ноги подвержена!
Убивают и иереев, гибнут благородные,
В рабство и девы, и жены, и матери угнаны.

10. Повсеместно погибает вся знать именитая,
Нет епископства былого, срыты укрепления!
Лишь священниками вера держалась в Венетии.

11. Славный род венецианцев, знаменитый исстари,
Превосходит все народы праведными нравами,
Непорочный, правдой прочный, борется с лукавыми.

12. Зло на зло нагромождая, мерзости на мерзости,
Аквилея жестким сердцем, скверною объятая,
С наущенья сил подземных поклонилась демонам.

13. О племя, земле и небу равно ненавистное,
Ты подобно оным черным легионам дьяволов,
Вогнанных в свиней и в море Спасителем вверженных.

14. За упорное лукавство и за козни гнусные
Ныне змеи и лягушки там живут в болотинах.
Место Божье позабыто и людьми заброшено.

15. Выгнав готов, лангобарды заняли Италию,
Не допущенные Богом к познанию истины13;
При них же аббат-отступник Иоанн орудовал14.

16. Он нечестье на нечестье громоздил бессовестно;
Наследуя апостатов, оттесненных ересям,
Первый надвое разрезал он церковь единую.

17. Так Иеровоам коварный поступал в Израиле,
Утерявший храм Господень, тельцам поклонявшийся,
Коих отлил он из злата, царь богоотступнейший15.

18. Вероломный и преступный, у отца Вивенция
Тот же Иоанн безбожный в Фриульской епархии,
Мятежной и непокорной, силой вырвал кафедру.

19. Надменный, с помощью судей жадных и неправедных,
Лангобардов или готов, сверг он правосудие,
А затем и сам погиб он гибелью изменников.

20. Между тем по воле Божьей и князя апостолов
Франконцам-господолюбцам в руки благоверные,
Унизив несправедливых, отдалась Италия.

21. Тьмою лживых обещаний яда преисполненный,
Упросил Максенций Карла, короля великого,
Чтобы он в его владенье отдал всю Далмацию.

22. Но затем на стол отцовский со Христовой помощью
Сел Людовик - император наиправославнейший,
Ложь открыл, и патриарха низложил Максенция.

23. А с тех пор, как с ним великий сын Лотарий власть приял,
Стоит гимна справедливость, каждый раз царившая,
Как Максенций ядовитый снова призываем был.

24. Пусть Людовик, Бога ради, и Лотарь, отец его,
Не позволят Аквилее, дав ей патриаршество,
Порождая ложь, бороться вновь со справедливостью.

25. О пресветлое единство, триединство Троицы,
Дай сломить нам аквилейцев племя вероломное,
Чтобы тем князей возвысить в выси бесконечные.

Алфавит дурных священников

1. Ах, кто даст влагу для ручьев очей моих16
Чтоб мне оплакать иереев нынешних,
Жизни духовной верный путь оставивших,
Гнусные нравы?

2. Благий найдется ль ныне меж священников
И верный пастырь, что и жизнь отдать готов
Для блага стада? Но полны наемников
Пастбища Божьи17.

3. Выгоду только бренную преследуют,
Мирской заботы все соблазны ведают,
Укусам волчьим бросив безответную
Паству Христову.

4. Господней догмы тайны сокровенные
Кто Божьим людям откроет, беседуя,
И кто насытит души их голодные
Пищей словесной?

5. Да, совершилось мудрое прозрение18:
Слово пророка, что пребудут людие
Аки священник. Все мы в дни последние
Сердцем убоги.

6. Ей, узреваем: глагол исполняется19,
Соль жизни нашей ныне ослабляется,
И мы трепещем, что совсем иссыплется,
Став непригодной.

7. Жаждут достигнуть мест и высшей почести20
Не с тем, чтоб молвить людям слово мудрости,
А чтоб кичиться в окруженьи челяди
С большим почетом.

8. Здесь милость неба, задаром приятую,
Дают не даром, гонятся за платою,
И не боятся жизнь вести проклятую,
Как оный Симон.

9. И вовсе нету тех, у коих светочи
В руках пылают, ближних зажигаючи,
Но блудно ходят и не препоясавши
Чресел распутных.

10. Когда бы надо дать подмогу страждущим,
Дать облегченье в скорби изнывающим,
Их злее давят и разят карающим
Громом словесным.

11. Любовь, сей высший из даров Божественных,
Чужда им вовсе: презирают подданных
И отвергают бездомных и немощных
Гордые духом.

12. Меж них не видно, кто б дал руку помощи
Больным, разбитым, кто б недужных вылечил.
Коль не исправишь нас, Царь справедливейший,
Все мы погибли.

13. Нивы Господни усеяны злаками,
Жнецов же нету, чтобы жатву вывезти.
Христе, пусть выйдут в поля Твои трудники,
Слезно мы молим.

14. О личном благе пастыри заботятся,
Без стражи бросив паству, без рачения:
Так злая порча, мрачная и бледная,
Всех обуяла.

15. Приидет скоро с неба Пастырь пастырей:
Что сотворите, пастухи, ответствуйте,
Вы, что врученной паствы не лелеете,
Алчные к тлену?

16. Раб, схоронивший талант препорученный,
В землю, томится, пламенем снедаемый.
Что ж не боится той же кары - движимый
Тем же примером?

17. Стригущим бедных никто не противится:
Псы онемели, лаять разучилися.
То - иереи, о каких провиденья
Древних глаголют.

18. Так даже если нечто от Писания
Люди вещают, то не для спасения,
А лишь для славы суетной стяжания
Так поступают.

19. Узри, Единый сын Отца Всевышнего,
О Пастырь добрый, наши беды ласково,
Утешь скорбящих и восставь лежачего,
Да не погибнем.

20. Фрукты и злаки прежние не выросли
На нашей почве - злые ветры дунули.
Мир, отягченный невзгодами многими,
К гибели близок.

21. Хулу сними Ты с имени священников,
Ныне живущих средь суетных происков.
Из них соделай Ты верных прислужников,
Царь Олимпийский!

22. Царю пусть гимны и псалмы поют они,
Чтоб вновь дороги верной не покинули,
И не ходили б по пути погибели
Снова, как прежде,

23. Чтоб свежим пылом вновь они исполнились,
Чтоб об овчарне вновь они заботились
И чтоб с тобою приять удостоились
Радости Царства.

Стих об аббате Адаме

В Андегавах21 есть аббат прославленный,
Имя носит средь людей он первое22:
Говорят, он славен винопитием
Всех превыше андегавских жителей.
Эйа,эйа,эйа,славу,
эйа, славу поем мы Бахусу.
Пить он любит, не смущаясь временем:
Дня и ночи ни одной не минется,
Чтоб, упившись влагой, не качался он,
Аки древо, ветрами колеблемо.
Эйа, эйа, эйа, славу,
эйа, славу поем мы Бахусу.
Он имеет тело неистленное,
Умащенный винами, как алоэ,
И, как миррой кожи сохраняются,
Так вином он весь набальзамирован.
Эйа, эйа, эйа, славу,
эйа, славу поем мы Бахусу.
Он и кубком брезгует, и чашами,
Чтобы выпить с полным удовольствием;
Но горшками цедит и кувшинами,
А из оных - наивеличайшими.
Эйа, эйа, эйа, славу,
эйа, славу поем мы Бахусу.
Коль умрет он, в Андегавах-городе
Не найдется никого, подобного
Мужу, вечно поглощать способному,
Чьи дела вы памятуйте, граждане.
Эйа, эйа, эйа, славу,
Эйа, славу поем мы Бахусу.

Примечания

  1. 1 Франкия - вся франкская держава.
  2. Аквисгран - латинское название Ахена, столицы Карла.
  3. Колумбан - ирландский миссионер, был основателем знаменитого монастыря Боббио в Ломбардии (614 г.)· Судя по этому воззванию и по упоминанию «досточтимых городов» в строфе 12, стихотворение возникло в Италии.
  4. Суббота - день Сатурна, пожирателя собственных детей.
  5. Неверное осмысление античного понятия: в действительности Марсово поле в Риме было не местом битвы, а местом народных собраний.
  6. Ср.: «Лотарь во всеоружии бросился в самую гущу врагов, видя, что его войска побеждены и бегут вокруг него повсюду; и не было покоя мечам, рассекающим члены. Ворвавшись, как сказано, в середину вражеского войска, не имея подле себя никого, кто мог бы подать ему помощь, "смело один под копье поверг он трупов немало..."» Один победил он в сражении, но все его воины обратились в бегство. Сидя на косматом скакуне, украшенном расписной пурпурной сбруей, шпорами подгонял он коня, поражая ударами неприятелей. Если бы против врага стояло только десять ему подобных, не была бы разделена империя и не сидело бы столько королей на престолах» (Агнелл, Книга иереев Равеннской церкви, 174): Агнелл - тоже современник битвы; в Италии, по-видимому, мнение о Лотаре было единогласно (примечание Б.И. Ярхо).
  7. Цар 19, 1,2 (плач Давида над Авессаломом); в Библии это место тоже повторяется дважды.
  8. Сохранилась грамота короля Гвидона от 892 г., разрешающая моденскому епископу Леудоину (ум. 898) построить стену в миле вокруг городского собора; если стихотворение относится к этому событию, то «городские стены» - явная гипербола.
  9. О том, «как гуси Рим спасли», рассказывается у Ливия (V, 47); но ни о какой серебряной статуе там речи нет.
  10. Феотокос (греч.) - Богородица; странно, что в стихотворении говорится не о патроне собора и всей Модены, св. Геминиане, а о патронах другой моденской церкви, Марии и Иоанне Крестителе.
  11. Аквилея была разрушена Аттилой в 452 г.; автор стихотворения (как и многие его современники) отождествляет гуннов с аварами («обры» в строфе 9).
  12. Первый патриарх Аквилеи, Гермахор, был избран новообращенными жителями по побуждению апостола Марка, патрона всей Венетийской области, и получил утверждение в Риме от св. Петра.
  13. Лангобарды были арианами.
  14. Речь идет о расколе 606 г., когда в Аквилее по приказанию герцога-арианина был поставлен патриархом Иоанн, а фриульские католики выбрали себе в Градо другого епископа.
  15. Цар 3, 12, 28.
  16. Ср. Иер 9, 1.
  17. От Ин 10,11.
  18. Ис 24, 2.
  19. Мф 5, 13. Все стихотворение наполнено библейскими и евангельскими реминисценциями: см. строфы 8 (Мф 10, 8), 9 (Лк 12, 35), 13 (Лк 10, 2), 16 (Мф 25, 25-30), 17 (Ис 56, 10), 19
    (Пс 144, 14). Любопытно, что несмотря на это, в строфе 21 христианский Бог именуется
    «царем Олимпийским».
  20. Порядок строф в переводе отступает от подлинника: в подлиннике он следующий: 6, 8, 7,
    10, 11, 9, 13, 12, 14-18, 20, 19, 21-23.
  21. Андегавы - Анжер.
  22. Т.е. имя первого человека на земле - Адама.


Источник: Памятники средневековой латинской литературы. VIII-IX века / Отв. ред.  М.Л. Гаспаров ; Ин-т мировой лит. им. А.М. Горького РАН. - М. : Наука, 2006. -  480 с. - ISBN 5-02-033919-9 (в пер.).

100
06.06.2017 г.

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru


Индекс цитирования

Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении). И как ни прискорбно это признавать, но это необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

Если вы никак, ни под каким предлогом и ни за какие коврижки не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, покиньте сайт и забудьте о нём, как о кошмарном сне. Всем остальным - добра и печенек. С неизменной заботой, администрация сайта.