Разумное. Доброе. Вечное.

AAA
Обычный Черный

Рекомендованное

Котики

Навигация

Стих дня

Всякая поэзия есть выражение душевного состояния.
© Бергсон А.

17 ноября

Про колбасу

а это кто бредет во мраке
лохматый страшный и босой
так это ж петр на кухню за кол
басой

Новости культуры от Яндекса

ГлавнаяИстория мировой литературыТворчество Отлоха Эммерамского


Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)


Творчество Отлоха Эммерамского

Биография Отлоха — монаха из монастыря св. Эммерама в Регенсбурге — достаточно типична для средневекового латинского христианского писателя.

Он родился ок. 1010 г. в Фрейзингенском аббатстве и получил свое начальное образование в монастыре Тегернзее. Четырнадцатилетним мальчиком он был отдан послушником в монастырь Герсфельд для усовершенствования в науках. Там он с такой самоотверженностью отдался учению, что чуть не потерял зрение. Позднее, став уже известным писателем, он, как было принято в то время, подарил этому монастырю две свои книги.

Из Герсфельда он возвратился к себе во Фрейзингенское аббатство, а оттуда, поссорившись с аббатом Веринхаром, перебрался в Регенсбург, где в монастыре св. Эммерама рассчитывал найти хорошую библиотеку и образованное духовенство. Там он через некоторое время дает монашеский обет, решившись на этот шаг не без колебаний.

История этого обращения, выразительно рассказанная Отлохом в его «Книге видений»,— традиционна и представляет собой общее место в биографиях латинских христианских писателей. Она отражает общую закономерность в их образовании, сохраняющуюся на протяжении нескольких веков: к изучению Священного писания большая часть латинских христианских писателей приходила, освоив в той или иной мере богатства литературы классической древности.

По собственному признанию Отлоха, он до тех пор усердно предавался чтению классиков, пока однажды не заболел, чрезмерно увлекшись чтением Лукана. Несмотря на последовавшее затем страшное видение и повторяющиеся приступы тяжелой болезни, он продолжал читать Лукана и не решался окончательно покинуть мир. Наконец, все усиливающаяся болезнь, по его словам, убедила его в том, что бог хочет его обращения, и он попросил монахов монастыря св. Эммерама принять его в свое братство. После многих возражений его нашли готовым к этому шагу, и в 1032 г. он становится монахом.

В монастыре скоро оценили его эрудицию, и хотя он не достиг еще нужного для этого возраста, его сделали школьным учителем. Может быть, этот факт, помимо всего, наложил отпечаток на его сочинения, в которых дает о себе знать дидактическая тенденция. Все последующие годы до самой своей смерти он, дослужившись до деканства, почти постоянно живет в монастыре св. Эммерама, совершив лишь два путешествия в Фульду — в 1054 и 1062 гг. Второе пребывание Отлоха в Фульде длилось четыре года и было чрезвычайно для него плодотворным. Здесь он написал свою «Книгу видений», в которой он, как и в «Книге об искушениях», в назидание молодым рассказывает о своих переживаниях юных лет, обнаруживая при этом весьма чувствительную натуру и тонкую душевную организацию. Здесь же он написал новую биографию Бонифация и начал составлять обширное собрание пословиц, предназначенное для учебных целей. Возвращаясь в Регенсбург, он задержался на год в Аморбахе, где написал проповедь «Quomodo legendum sit in rebus visibilis». Последние годы в мо; настыре св. Эммерама он провел в писательской работе. Умер Отлох вскоре ,после 1070 г.

Одним из основных его сочинений считается автобиографическая «Книга об искушениях, переменчивой судьбе и сочинениях». Личные переживания с возрастом приобретают для писателя все большую важность, и у него появляется желание поведать потомству о своей внутренней жизни, о главных духовных битвах, дабы дать урок молодым и прославить себя. В первой части книги «Об искушениях» Отлох подробно рассказывает о том, каким искушениям он подвергался со стороны дьявола уже после вступления в монастырь и как он победоносно их преодолел. Вторая часть этого сочинения начинается с заявления о том, что об искушениях он поведал для того, чтобы молодые монахи знали, как можно против них бороться с помощью Священного писания. Затем он дает подробный хронологический отчет о своих работах, объясняя причины их возникновения. Здесь же, не без хвастовства, он рассказывает о том, как рано он научился писать, как хорошо писал и какие из .написанных им книг он подарил разным монастырям и лицам.

Интересной работой Отлоха является составленный им большой сборник пословиц. Это уже не первая в христианской литературе, начиная с X в., попытка заменить языческий учебный материал христианским. По времени такой ближайшей к Отлоху работой был сборник изречений Випона. По словам самого Отлоха, на мысль составить подобную книгу его натолкнул сборник изречений, приписываемый Сенеке. Как и в сборнике мнимого Сенеки, в сборнике Отлоха материал расположен в алфавитном порядке и разделен на 20 глав в соответствии с двадцатью буквами алфавита. Сборник содержит более двух тысяч пословиц. Приблизительно треть изречений взята из книг Священного писания. Большая часть пословиц — пословицы прозаические. Однако каждая глава кончается небольшим количеством стихотворных пословиц, и среди них немало стихов из дистихов Катона, из Горация и Ювенала, от которых Отлох открещивался в предисловии и без которых все-таки не обошелся. Надо сказать, что и в прозаической небиблейской части немало совпадений со сборником пословиц, теперь известным под именем Публилия Сира.

Эта работа Отлоха в свою очередь была многократно переписана и существовала в извлечениях. Ряд сочинений Отлоха указывает на то, что он владел определенным интересом к философской теории и философским проблемам. Любопытно, что свои сочинения он писал не сам, а диктовал и только делал к ним собственноручные приписки.

КНИГА ОБ ИСКУШЕНИЯХ, ПЕРЕМЕНЧИВОЙ СУДЬБЕ И СОЧИНЕНИЯХ

Жил некий, погрязший в разных пороках, служитель церкви, который в ответ на частые увещевания Господа исправиться обратился наконец и, не сказав ни слова своим друзьям, принял монашеский обет. В том месте, где он стал монахом, он встретил всяких людей: одни из них читали языческие книги, другие — Священное писание, сам же он взял за образец тех, кто, как он видел, успешно предается божественному чтению.

Но чем чаще он присутствовал на этих чтениях, тем невыносимее была для него тяжесть вселившихся в него дьявольских искушений. Но он, надеясь на Господа и вручая себя милости божьей, с тем же рвением, с каким начал, настойчиво продолжал читать священные книги. Много лет спустя, избавившись от этой напасти и размышляя о том, какую пользу может принести рассказ о том, что он претерпел, и ему самому и другим, он написал не только о выпавших на его долю тяготах искушения, но и о тех изречениях из Священного писания, которые, возникая у него в уме как бы по божественному вдохновению, служили ему щитом против дьявольских обольщений. Так он стал писать о тяготах искушений:

«Я перенес различные насмешки сатаны во время сна и бодрствования и все их, конечно, разоблачить не смогу, но о некоторых, осевших в памяти, я, по возможности, хочу рассказать. Я думаю, что поведать об обольщениях, которые я терпел и до принятия монашества и долго после, следует прежде всего потому, что само желание дать обет было у меня, конечно, слишком неожиданным и несерьезным. Ведь это и против Писания, где говорится: «Без рассуждения не делай ничего» (Сирах., 32, 24). Я же принял решение внезапно, со всем пылом юности, без совета родных и друзей; так что если какой-нибудь молодой человек столь же поспешно даст опасный обет — это будет слишком опрометчиво. Гораздо лучше подождать до более зрелого возраста и тогда, наконец, принять обращение как естественное и желанное. Поспешное же решение и подобные ему поступки внушил мне дьявол под видом совета и сочувствия. Когда же нечестивый соблазнитель своими проделками не смог достичь осуществления своего желания и завладеть мною полностью, так как я, благодаря Бегу, противился ему, он подстрекнул меня к еще большему беспутству. С привычной ловкостью он старался довести меня до отчаяния, внушая, правда, впустую, что если я теперь захочу вернуться, то, запутавшись в низких поступках, стану ненавистен не только своим начальникам, но и множеству других людей, а также своим родителям и знакомым.

«Уж не думаешь ли ты,— говорил он,— что человек, погрязший в таких страшных грехах, может оказаться достойным предстать перед Богом, самым занятым судьей, когда в Писании сказано: «праведник едва спасается» (I Петра, 4, 18). Следовательно, не желай того, чего не следует желать, а лучше обрати свое усердие на то, чего ты можешь достичь тотчас же. Если же дело обстоит так, как упрямо думаешь ты, считая, что у всех есть равная возможность и что царства небесного может достичь как праведник, так и грешник, то светлейший апостол Павел ни за что не сказал бы: «ибо не во всех вера» (II Фессал., 3, 2). И еще раз не сказал бы то же самое: «но не все послушались благовествования» (К римл., 10, 16). И сам Спаситель и правдивейший автор дал своим ученикам и всему миру такие первоосновы: «Кто может вместить, да вместит» (От Матфея, 19, 12). Эта сентенция, без сомнения, означает, что не всякий способен на доброе».

Пока меня терзали подобные искушения, какое, как ты думаешь, было у меня тогда состояние духа? Ничего другого мне, конечно, не оставалось, кроме слез, и точно так, как сказано у Псалмопевца: «Слезы мои были для меня хлебом — день и ночь» (Пс. 41, 4). Признаюсь из самой глубины сердца, что только благодаря милости Господа можно преодолеть такое мученье.

После того как коварный злоумышленник не смог заставить меня смириться с отчаянием, он пытался с помощью других своих лживых доводов вызвать мое недовольство божественным правосудием и толкнуть меня на богохульство; и к тому же он старался это сделать, не порицая и не запугивая меня, а притворяясь, будто жалеет меня и сочувствует моей скорби, внушая мне при этом размышления такого рода: «О бедный юноша, его печали не внял ни один человек! Да и кто из людей способен постичь твою глубокую скорбь? Ты не должен винить их за это, так как люди не способны помочь в том, чего они не могут знать. Только Господь знает все. Поэтому он один в ответе за все, что представляется нелепым и неустроенным. Но если он все знает и все может, почему он не поможет тебе в твоей беде? Ведь ты оставил мир ради любви к нему и уже давно терпишь невыносимые мученья? Каков же смысл этих страданий, на которые он непрерывно по-разному обрекает тех, кто обращается к нему с мольбой? Сделай то, что ты намеревался сделать; оставь пустые мольбы и печаль, так как он продолжает упорствовать в той жестокости, которую до сих пор проявлял. Слишком глупо вымаливать просьбами то, что, как ты знаешь, невозможно вымолить. Однако не бойся, так как он никогда не позволит погибнуть всем из-за несправедливости одного владыки. Но почему всегда наказание обрушивается на какого-нибудь одного человека? Кто из смертных может прожить без греха от начала и до конца жизни? Разве в старости можно обладать невинностью ребенка? Как учит Христос, говоря: «Если не обратитесь и не будете, как дети, не войдете в царство небесное» (От Матфея, 18, 3). Неужели же не пугает тебя угроза, которая содержится в словах пророка Иезекииля: «Душа, которая согрешила, она умрет. Ибо умрет всякий, кто грешит» (Иезек., 18, 20). Ведь ни один человек не спасется, так как никто не может скрыться от греха. А разве не привлекает твое внимание замечательная мысль, которую несколько позже высказал тот же самый пророк? Он сказал: «Если праведник отступает от правды своей и делает беззаконие, все добрые дела его не припомнятся» (Иезек., 18, 24). По этой причине Иуда — предатель Господа, хотя он совершил только одно это предательство, был осужден после многих праведных дел. Обрати внимание и на два других важных примера того же рода, которые могут подтвердить и уточнить нашу мысль. В самом деле, в книге Исхода можно прочесть, как Господь говорит Моисею: «Кого помиловать, помилую, кого пожалеть, пожалею» (Исход, 33, 19). И опять-таки в Евангелии записано, как некто, желая стать учеником Господа и сказав: «Я последую за тобой, куда бы ты ни пошел» (От Луки, 9,57), получил от него ответ: «Лисы имеют норы, а птицы небесные гнезда. Сын же человеческий не имеет, где приклонить голову» (От Матфея, 8, 20). О беспристрастная строгость, о достойная сожаления беспристрастность, подвластная лишь воле своих судей и отвергающая ищущих у нее защиты. Такой порядок, конечно, невыносим и, по справедливости, не может никому нравиться. Подобного рода искушения, которые с очевидностью доказывают, какой опасности подвергался мой дух, долго смущали мои мысли.

КНИГА ПОСЛОВИЦ

Предисловие

Когда я прочел недавно составленное в алфавитном порядке собрание пословиц, которое приписывают Сенеке, то сначала подивился тому, что неверующий мог обладать той мудростью, какая открылась мне в некоторых из его изречений. Затем у меня возникло сильное желание последовать примеру его занятий и составить подобный же сборник изречений, выбрав их как из языческих книг, так и из Священного писания и взяв также кое-какие из наших пословиц, подходящие для назидания верующих.

Ведь если даже Сенека, не имея ни веры, ни надежды на достижение вечной жизни, а довольствовавшийся лишь честным поведением в этой, старался и сам исправиться и подвигнуть к исправлению других, то насколько больше могу сделать я, если я верю, что Бог вездесущ, что он обещает вечную жизнь любящим его, и знаю сказанное всем: «и слышавший да скажет: прииди!» (Апок., 22,17) и «взывай громко, не удерживайся... и укажи народу моему на беззакония его...» (Исайя, 58, 1).

И согласно с евангельской притчей о том, как отец семейства, ссудив одних — пятью талантами, других — двумя, а третьих — одним, сказал при этом: «Употребляйте их в оборот, пока я возвращусь» (От Луки, 19,13), так и я должен привлечь кого-нибудь к устроению душевному с помощью уделенных мне даров знания. И как должно быть приятно каждому постоянно держать в своем уме и памяти некоторые из этих коротеньких изречений, способствующих исправлению, когда мы знаем, что отъявленный злодей и преступник вымолил у Господа прощение всех своих грехов немногими словами: «Помяни меня, Господи, когда приидешь в царствие твое!» (От Луки, 23, 42). Я спрашиваю, разве того, кто стремится получить от Бога дар разумения, невозможно научить так, словно он им владел, если он беспрестанно повторяет стих: «Разум верный у всех, исполняющих заповеди его» (Пс. 110, 10). Во всяком случае, если он постигнет смысл этих слов и поверит, что в них — истина, то и этого ему будет достаточно для спасения. Ибо они учат, что, делая добро, которое он в состоянии понять, он обретает для себя дальнейшее разумение. Разве не следует во всех отношениях одобрить такое учение и обетование?

Подобную же науку можно найти во многих сентенциях, которые я здесь привел. А небольшое изречение в прологе я упомянул для того, чтобы вложить в душу читателя искреннее стремление прочесть не только те пословицы, которые я здесь собрал, но и все изречения Священного писания. Ибо эти священные слова не принесут спасения тому, кто читает и слушает их без сердечного участия. Поэтому и Господь наш в Евангелии часто напоминает своим ученикам: «Имеющий уши, да слышит» (От Луки, 14, 35). Тот, у кого есть горячее стремление, следуя божественным предписаниям, делать добро, которое он постиг, пусть слушает мои поучения, в противном случае мои слова не принесут ему пользы, даже если он их услышит. Любой маленький ученик при желании может с легкостью выучить собранные здесь пословицы, ибо они гораздо короче и понятнее стихов из басен Авиана и полезнее некоторых изречений Катона; а те и другие без колебаний обычно читают мальчикам почти все учителя на первых уроках, тогда как верующим в Христа, как маленьким, так и постарше, прежде всего должны быть изложены основы христианского, а не языческого учения, с тем чтобы они, усвоив их до некоторой степени, безопаснее могли учиться грамматике по языческим книгам.

В самом деле, хотя мальчики и неспособны различать добро и зло, зло обычно пристает к ним легче и укрепляется в них крепче, чем добро. Поэтому тот, кто хочет, чтобы обучение имело хороший исход, пусть позаботится о хорошем вступлении, т. е. о начале обучения, и пусть знает, что трудно человеку расстаться со злом, если он связан с ним долгой привычкой. Кроме того, об этом надо помнить и потому, что если Бог призреет с небес на детей человеческих, чтобы видеть, есть ли на земле разумеющий, ищущий Бога, то чтобы он знал, какое внимание уделяют учителя обучению учеников; направляют ли они их стремление к достижению славы земной или славы духовной. Возьмите это на заметку равно и вы, ученики, и вы, учителя.

Прочтите это, прошу вас, мальчики и юноши, с сердечным участием.

I Помощь наша — в имени Господа, сотворившего небо и землю (Пс. 123, 8).
Душа, которая согрешила, она умрет (Иезек., 18, 4).
Душа праведника — обитель мудрости.
Отборное серебро — язык праведного (Притчи Сол., 10, 20).
Послушает мудрый и умножит познания (Притчи Сол., 1, 5).
Кто дружится с глупыми — развратится (Притчи Сол., 13, 2).
Трудно искать золото в грязи.
Друг познается в беде.
Большая радость достигается лишь ценою больших страданий.
Любить — удел сынов, страшиться — удел рабов.
Скупой лишь раз поступает правильно — когда умирает.
Скупому всегда не хватает и того, что он имеет, и того, чего он не имеет.
Скупость творин ненавистных, щедрость — знаменитых.
И дурные, и хорошие дела начинаются с малого, но со временем и те, и другие становятся больше.
Тот к смерти спешит, кто поспешно о чем-нибудь судит и в ком царствует какой-нибудь порок.


II Блажен, кто помышлет о бедном. В день бедствия избавит его Господь! (Пс. 40, 2).
Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся (От Матфея, 5, 6).
Всякая злость мала в сравнении со злостью жены (Сирах., 25, 21)
Праведно говорить и нечестиво жить значит казнить самого себя.
Блаженнее давать, нежели принимать.
Лучше всех войн та война, когда дух противится плоти.
Тот храбрый воин, кто сможет победить самого себя.
Жестокое животное — сердце порочной женщины.


III Небеса проповедуют славу Божию, и о делах рук его вещает твердь (Пс. 18. 2).
С чистым — чисто, а с лукавым — по лукавству его (Пс. 17, 28).
Хранит Господь всех любящих его, а всех нечестивых — истребит (Пс. 144. 20).
Небо и земля прейдут, но слова Бога не прейдут (От Матфея, 24, 35).
Будь неторопливым и твердым, как требует дело.
Только небо меняют, не душу: кто за море едет *.
Жадность к монете растет соответственно росту богатства 2.
Прежде исправиться сам должен тот, кто других поучает.
Если болит голова, страдает с нею и тело.
Быстро преступная алчность ломает все лучшее в мире.


IV Господь испытывает праведного, а нечестивого и любящего насилие ненавидит душа его (Пс. 10, 5).
Уклоняйся от зла и делай добро (Пс. 36, 27).
Давайте, и вам да воздастся.
Тот уж полдела свершил, кто начал: осмелься быть мудрым.
Часто ученого может добру научить неученый.
Слов понапрасну не трать, говоря о делах ненадежных.

V Высок над всеми народами Господь; над небесами слава его (Пс. 112,4).
Будьте мудры, как змии, и просты, как голуби (От Матфея, 10, 16).
От избытка сердца говорят уста (От Матфея, 12, 34).
Мальчик познается по усердию своему.
Знаний лишенный вечно живет во тьме непроглядной.


VI Верен Господь во всех словах своих и чист во всех делах своих.
Миловидность обманчива, и красота суетна; но жена, боящаяся Господа, достойна хвалы (Притчи Сол., 31, 31).
Вера, если не имеет дел, мертва (Поел. Иак., 2, 17).
Напрасна забота о спасении тела, если одновременно не помышлять и о спасении души.
Счастлив, кто обрести сумеет покой долговечный.
Самый испытанный ум бывает повержен неправедным словом.


VII Вкусите, и увидете, как благ Господь. Блажен человек, который уповает на него (Пс. 33, 9).
Тяжел камень, весок и песок; но гнев глупца тяжелее их обоих (Притчи Сол., 27, 3).
Чистой радости нет нигде на земле.


VIII Дни человека, как трава: как цвет полевой, так он цветет (Пс. 102, 15).
Человек видит лицо, Бог — сердце.
Человек рожден для труда, птица — для полета.
Человеку свойственно грешить, дьяволу — способствовать ему в этих грехах.
Бояться людей больше, чем Бога, не свойственно верующим во Христа.
Довольно часто доныне последние в первые метят.


IX Начало мудрости — страх Господень (Пс. 110, 10).
Праведен ты, Господи, и справедливы суды твои (Пс. 118, 137).
Праведник цветет, как пальма, возвышается, подобно кедру на Ливане (Пс. 92, 13).
Признание зла — есть начало добра.
Хрупкое человеческое правосудие скорее отпускает грехи, чем укрепляет добродетели.
Истинная безвредность состоит в том, чтобы не вредить ни себе, ни другим.
Деньги бывают царем иль рабом для того, кто скопил их.
Сохнет завистник, когда у другого он видит обилье.
Гнев омрачает наш разум и истину видеть мешает.


X Следует не вымогать любовь, а добиваться ее с помощью благодеяний.
Любовь покрывает множество грехов.


XI Да веселится сердце ищущих Господа (Пс. 104, 3).
Широк и пространен путь, ведущий к смерти.
Язык мудрецов украшает науку.
Язык миротворца — дерево жизни.
Да похвалят тебя чужие, а не твои уста.
Светильник тела — глаза; свет ума — мудрость духовная.
Упорный труд все преодолевает.
Юноша дерзкий нуждается часто в наставлениях наших.
Вечный свет благочестным, и вечная тьма нечестивым.

XII Велик Господь наш, и велика крепость его, и разум его неизмерим (Пс. 146. 5).
Милости Господа полна земля.
Ужасна смерть грешника, и тот, кто ненавидит праведника, совершает проступок.
Лучше покорность, чем жертвы.
Лучше жестокий мужчина, чем услужливая женщина.
Музыка в минуту скорби — назойливый рассказ.
Лучше идти к дому печали, чем к дому веселья.
Лучше почетное поражение, чем позорная победа.
Трудно сраженье, в котором юнец свою плоть побеждает.

XIII Знает Господь путь праведных, а путь нечестивых погибнет (Пс. 1,6).
Не уподобляйтесь коню и мулу, у которых нет разума.
Никто не благ, как только один Бог (От Матфея, 19, 17).
Никто не может служить двум господам.
Не может хорошее дерево давать плохие плоды, а плохое — хорошие.
Не мила похвала в устах грешника.
Не медли обратиться к Господу.
Ничто на земле не бывает без причины.
Никто не грешит опаснее, чем тот, кто защищает грех.
Тот сам себе отказывает, кто стремится к недостижимому.
Стоит похвал не знающий много, а честно живущий.
Вовсе не грешны глаза, если ум — господин над глазами.


XIV Очи Господни обращены на праведников, и уши его — к воплю их (Пс. 33, 16).
Для верующих нет невозможного.
Всякий, делающий грех, есть раб греха (От Иоанна, 8,34).
Всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и
бросают в огонь (От Матфея 3, 10).
Всякому делу — свое время.
Без рассуждений не делай ничего, а сделав, не раскаивайся.
Все позволено, но не все достижимо.
Жизнь всякого неверующего грешна.
Праздность враждебна природе.
Всякий день надо рассматривать как последний.


XV Близок Господь ко всем, призывающим его в истине (Пс. 145, 18).

Удержи язык свой от зла и уста свои от коварных слов.
Дурные исправляются с трудом.
Сильный и муки терпит сильные.
Согрешающих обличай перед всеми, чтобы и прочие страх имели (I поел. Тим., 5, 20).
Сытый желудок с легкостью рассуждает о посте.
Нужно повелевать деньгами, а не повиноваться им.


XVI Любящие Господа, ненавидьте зло (Пс. 96, 10).
Кто хранит уста свои, тот бережет душу свою (Притчи Сол., 13, 3).
Кто скупо сеет, тот скупо и пожнет (II Коринф., 9, 6).
Кто богат? Тот, кто ничего не желает. А кто беден? Жадный.
Тот, кто себя не щадит, и других щадить не умеет.
Кто тебе много дает, от тебя ожидает того же.


XVII Предай Господу путь твой и уповай на него, и он свершит (Пс. 36, 5).
И при смехе иногда болит сердце, и концом радости бывает печаль (Притчи Сол., 14, 13).
Кроткий ответ отвращает гнев (Притчи Сол., 15, 1).
Корень всех зол есть сребролюбие (I поел. Тим., 6, 10).
Благочестивый человек быстро гневается и легко успокаивается.
Уменье обращаться с животным есть искусство из искусств.
Вера дается редкому человеку, горе же, увы, всякому.


XVIII Служите Господу со страхом и радуйтесь с трепетом (Пс. 2, 11).
Да будет Господу слава вовеки (Пс. 103, 31).
Если рука твоя и нога соблазняют тебя, отсеки их и брось от себя (От Матфея, 18, 8).
У мудрого глаза его — в голове его (Екклес, 2, 14).
Глупого не исправишь словами.
Мудрый постоянен, как солнце, глупый изменчив, как луна.
Чаще треплет вихрь великаны-сосны 9.
Жадный всегда ведь в нужде, так предел полагай вожделеньям.
Злато дороже сребра, но доблесть дороже и злата.
Слово даруется всем, душевная мудрость — немногим.


XIX Тебе, Боже, принадлежит хвала на Сионе и тебе воздастся обет в Иерусалиме (Пс. 64, 2).
Вожделенное сокровище почиет во взоре мудреца.
Глупый выставляет напоказ все свои мысли, мудрый же медлит и бережет их на будущее.
Время всякой вещи под небом (Екклес, 3, 1).
Лживый свидетель не избежит наказанья.
Позор, когда тот, кто не умеет управлять своей жизнью, берется судить о чужой.
Лучше вовсе остаться без крова, чем кров иметь ненавистный.
Знай, что ты сам заболел, если в каждом видишь больного.


XX Все пути Господа — милость и истина к хранящим завет его и откровения его (Пс. 24, 10).
Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение (От Матфея, 26, 41).
Лисицы имеют норы, и птицы небесные — гнезда; сын же человеческий не имеет, где приклонить голову (От Матфея, 8, 20).
Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше (От Матфея, 6, 21).
Вино и женщины делают отступниками даже мудрых.
Где высокомерие, там и обида.
Горе одинокому, так как некому будет поддержать его, если с ним случится беда.
Доброе слово умножает число друзей и укрощает врагов.
Муж состоит скорее из силы духа, чем тела.
Светит как солнце муж, других опекающий мудро.

160
17.06.2017 г.

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru


Индекс цитирования

Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении). И как ни прискорбно это признавать, но это необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

Если вы никак, ни под каким предлогом и ни за какие коврижки не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, покиньте сайт и забудьте о нём, как о кошмарном сне. Всем остальным - добра и печенек. С неизменной заботой, администрация сайта.