Разумное. Доброе. Вечное.

AAA
Обычный Черный

Рекомендованное

Опрос

Навигация

Стих дня

Всякая поэзия есть выражение душевного состояния.
© Бергсон А.

17 октября

Об инструментах

нам очень любопытно петыр
так расскажите ж нам зачем
вы вбили гвоздь в кирпич и главно
е чем

Новости культуры от Яндекса

ГлавнаяИстория РоссииКиевская Русь. Основные источники по истории Киевской Руси. «Повесть временных лет»


Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)


Киевская Русь. Основные источники по истории Киевской Руси. «Повесть временных лет»

Титул

Содержание:

1. Введение

2. Источники по истории Киевской Руси

2.1 ПВЛ

2.2 Русская правда

2.3 Государственные акты

3. Возникновение государства Киевская русь

3.1 Предпосылки образования

3.2 Образование государства Киевская Русь

4. Распад Киевской Руси

4.1. Упадок Киева

5. Заключение

6. Список использованной литературы

Введение

Момент возникновения Древнерусского государства нельзя определить с достаточной точностью. Очевидно, имело место постепенное перерастание политических образований в феодальное государство восточных славян - Древнерусское государство. В литературе разными историками это событие датируется по-разному. Однако большинство авторов сходятся на том, что возникновение Древнерусского государства следует относить к 9 в.

Внимание к периоду становления раннего государства и права на Руси является сегодня вполне обоснованным с точки зрения государственно-правового подхода еще и потому, что институциализация политических и правовых структур проис­ходила здесь на протяжении длительного исторического перио­да, а условия, способы и механизмы властеотношений именно в этот период приобретали системообразующее значение.

Целью данного реферата является рассмотреть предпосылки и этапы возникновения государственности в Киевской Руси. 

Для этого необходимо ознакомиться с источниками по истории древнерусского государства, что и будет сделано в этой работе. 

Источники по истории Киевской руси

В истории СССР одним из важнейших явлений было образование большого Киевского государства. Источники по истории Киевской Руси многочисленны и разнообразны, как разнообразна была и русская литература этого периода.
Самостоятельная, или оригинальная, литература на Руси складывается примерно в XI в. Обычно принято считать, что письменность появилась у нас со времени крещения Руси при Владимире. Между тем это не вполне соответствует действительности, так как начатки письменности зародились на Руси значительно раньше. Только этим мы в состоянии объяснить существование таких памятников, как договоры Руси с греками, которые написаны на славянском языке и имели определенное практическое назначение. Мы также знаем, что уже Ольга держала при себе «пресвитера» (священника), между тем церковная служба невозможна без существования церковных книг. Надо предполагать, что письменность на Руси появилась по крайней мере с первой половины X в., вместе с проникновением христианства. Начатки ее были принесены из Болгарии, которая уже в X в. имела значительную литературу.
Литература, принесенная из Болгарии, нашла на Руси чрезвычайно благодарную почву. Здесь мы должны отметить один замечательный факт в истории литературы Киевской Руси. В то время как богатая и просвещенная Болгария X в. пользовалась, главным образом, переводной византийской литературой, Киевская Русь с самого начала вступила на путь создания собственной, оригинальной литературы.
Начальная летопись
 
Начальной летописью, или «Повестью временных лет», называется, по определению Шахматова, тот «летописный свод, который озаглавлен соответствующим образом, составлен в Киеве, обнимает время до второго десятилетия XII в. и содержится в большей части летописных сводов XIV—XVIII веков». Действительно, в основе большинства наших летописей, рассказывающих о древних событиях истории Киевской Руси в IX — начале XII в., лежат одни и те же известия, которые с большей полнотой и в более достоверном виде дошли до нас в Повести временных лет.
Свое название Повесть временных лет получила от заголовка, который мы читаем в ее начале (например, в Лаврентьевской летописи): «Се повести времяньных лет, откуду есть пошла Руская земля, кто в Кыеве нача первее княжити и откуду Руская земля стала есть».
Повесть временных лет дошла до нас в двух редакциях (или изводах): 1) Лаврентьевской и 2) Ипатьевской. В основе же этих редакций лежал, несомненно, один памятник — протограф Повести временных лет, т. е. ее первоначальный оригинал, от которого ведут свое начало известные нам списки.
Лаврентьевская редакция представлена тремя древними списками: Лаврентьевским, Кенигсбергским и Троицким (Московский академический список).
После  фантастического рассказа о разделе земли, обязательного для всех средневековых хронистов, летописец переходит непосредственно к истории славян. Изложение славянской истории он делает не самостоятельно, а пользуется более ранним «сказанием о преложении грамоты славянской», т. е. повестью о начале славянской письменности и Кирилле и Мефодии. Далее, летописец сообщает первые сведения о Киеве, который, по его словам, был построен некиим Кием с братьями Щеком и Хоривом и сестрой их Лыбедью. Летописец обнаруживает хорошее знакомство с топографией древнего Киева: «Седяше Кий на горе, идеже ныне увоз Боричев, а Щек седяше на горе идеже ныне зовется Щековица, а Хорив на третьей горе, от него же прозвася Хоривица. И створиша град в имя брата своего старейшаго и нарекоша имя ему Киев. И бяше около града лес и бор велик, и бяху ловяща зверь». (ПВЛ)
Летописец повествует дальше о ранней истории отдельных славянских племен, давая характеристику их обычаев, и отзывается с похвалой о полянах в отличие от радимичей, вятичей, северян и древлян, которые «живяху звериньском образом, живуще скотьскы, и убиваху друг друга, ядуще вьсе нечисто». В связи с этим летописец заимствует из Хроники Георгия Амартола рассказ об обычаях разных народов («глаго - леть Георгий в летописаньи: ибо коемуждо языку, овем исписан закон есть, другим же обычай». (Тихомиров)
Вся древнейшая хронология Повести временных лет крайне условна. В большинстве случаев даты, относящиеся к IX—X вв., получены путем различного рода вычислений. Для истории IX— X вв. летописец имел под руками мало материала. Поэтому он дополняет иногда свой рассказ устными преданиями и легендами. Более точные и более подробные сведения о событиях начинаются о конца X в. С этого времени летописец имеет под собой, по - видимому, более твердую почву, но записи современника мы начинаем чувствовать в Повести временных лет только с известий второй половины XI в. [4, с.42]
Источники Начальной летописи
Повесть временных лет включила в свой состав многочисленные источники как переводного, так и оригинального характера. Одним из источников Повести временных лет являлась византийская Хроника Георгия Амартола, переведенная на славянский язык уже в X—XI вв. Составитель взял из этой Хроники прежде всего известия, относящиеся к обычаям различных народов, делая ссылку на свой источник («глаголеть Георгий в летописании»).
Другим источником Повести временных лет был краткий «Летописец» патриарха Никифора, именуемый в наших рукописях «Летописцем вскоре». «Летописец» Никифора и Хроника Георгия Амартола легли в основание хронологической сетки Повести временных лет для известий IX—X,вв.
Повесть временных лет пользовалась и другими источниками переводного характера. К их числу принадлежало житие Василия Нового, очень распространенное в Византии и, переведенное на славянский язык. Из него Повесть заимствовала рассказ о походе Игоря на Царьград в 941 г.
Из другого переводного источника заимствована речь, которую держал «философ», присланный из Византии для обращения князя Владимира. Эта вставка сделана после слов: «и нача философ глаголати сице». В речи «философа» приводится изложение библейских событий, начиная от сотворения мира. В настоящее время доказано, что речь не была сочинена летописцем, а взята тоже из какого - то источника, может быть, при посредстве болгарского текста. Впрочем, есть мнения о русском происхождении этого памятника.
Еще многочисленнее были памятники оригинального характера, послужившие источниками Повести временных лет. Среди них на первом месте следует отметить договоры Олега и Игоря с Византией. Договоры представляют собой важнейший источник для истории Руси в X в. По - видимому, они первоначально были написаны «а греческом языке и потом переведены на славянский, в силу чего отдельные выражения этих документов становятся нам понятными только при восстановлении возможного греческого текста. Договоры могли быть найдены летописцем в архиве великих князей и внесены в летопись как один из древнейших источников по истории Руси. Таково предположение Шахматова. 
Другими русскими источниками летописи являлись различного рода русские жития и сказания. 
Как мы видим, Повесть временных лет представляет собой компилятивный памятник, включивший в свой состав ряд литературных источников. Многочисленные вставки в тексты Повести временных лет лучше всего доказываются повторением одних и тех же фраз. 
Русская Правда
Важнейшим источником по истории Киевской Руси наряду с летописью является Русская Правда. В настоящее время известно более 100 списков Русской Правды. По своему содержанию эти списки делятся на три группы, или редакции, — Краткую, Пространную и Сокращенную, — которые, по существу, представляют собой памятники, возникшие в разное время, хотя и в связи друг с другом.
Краткая Правда дошла до нас только в двух древних списках XV в. (Академическом и Археографическом). Она включена в состав Новгородской I летописи, в которой под 1016 г. рассказывается о борьбе Святополка Окаянного с Ярославом и победе Ярослава. Летопись замечает, что Ярослав, победив Святополка, дал новгородцам «правду и устав списав глаголав тако: по сей грамоте ходите, яко же писах вам, такоже держите». [4, с.47-49]
Письменные государственные акты
В X—XII вв. впервые появляются сведения о письменных русских государственных актах. Древнейшими из них были договоры Руси с греками.
В летописи записан текст четырех договоров Руси с греками (907, 912, 945 и 971 гг.). Договоры являются древнейшими памятниками, дающими с наибольшей достоверностью материал для суждения о взаимоотношениях Руси и Византии.

История Киевской Руси

Киевская Русь, предпосылки образования

В изложении истории IX–X вв. многое спорно и легендарно, а точные даты, к которым приурочены те или иные события, по-видимому, представлены летописцем на основании каких-то, возможно, не всегда точных выкладок и расчетов. Поэтому в исторической науке нет единой концепции о социальной, хозяйственной организации восточных славян, факторах создания древнерусского государства и начальном этапе его формирования. Момент возникновения древнерусского государства нельзя датировать с достаточной точностью и определенностью. Очевидно, что имело место постепенное перерастание политических образований в феодальное государство восточных славян – Киевскую Русь. В литературе это событие датируется по разному, однако большинство авторов сходится на том, что возникновение государства следует относить к IX в. (882 г.). Вопрос об определении, что есть государство, в науке дискуссионен. Представляется, что при всей дискуссионности под государством следует понимать систему органов и права, распространяющуюся на определенную территорию.

Образование государства – закономерный этап в развитии общества. Создание древнерусского государства было результатом процессов, происходивших внутри славянского общества. Процесс этот был сложным, многоплановым, длительным по времени. Государство у восточных славян возникает в тот момент, когда усложнение социально-экономической, духовной жизни и противоречий внутри славянского общества, требует регулирования личностных, межличностных, групповых и социальных связей. На процесс возникновения государства влияло множество факторов. Внешние и внутренние факторы создания государственности были неотделимы друг от друга; соединились разнородные элементы, происходило их взаимопроникновение и взаимовлияние, взаимообусловленность. Следует говорить о группах факторов, воздействующих на экономические, политические, социальные и духовные процессы внутри славянского общества и находящиеся в сложном взаимодействии друг с другом.

Внутренние предпосылки возникновения государства у славян:

  1. Переход к пашенному земледелию, отделение ремесла от земледелия, развитие ремесла и торговли;
  2. Наличие элементов государственности, потребности родоплеменной знати в аппарате защиты своих привилегий и захвате новых земель;
  3. Смена родовой общины на соседскую, возникновение социального неравенства, необходимость регулирования внутренних социальных отношений;
  4. Складывание древнерусской народности;
  5. Религия, обычаи, традиции.

Внешние предпосылки:

  1. Угроза нападения врагов;
  2. Покорение соседних славянских и неславянских племён;
  3. Военные походы русских князей;
  4. Приглашение варягов как основателей правящей династии.

2. Образование государства Киевская Русь

Древнерусское государство возникло на торговом пути «из варяг в греки» на землях восточнославянских племён — ильменских словен, кривичей, полян, охватив затем древлян, дреговичей, полочан, радимичей, северян.

Главными центрами Древней Руси, определившими ось не только политической карты, но и политической жизни государства Киевская Русь стали Киев и Новгород. Удобно расположенные на торговом пути «из варяг в греки», они объединили две группы восточнославянских племен – северную и южную. В первую вошли славяне, кривичи и ряд неславянских племен. Во вторую – поляне, северяне, вятичи. Объединение земель под властью Киева определило начало русской государственности. Этим событиям посвящен рассказ летописца.

В 862 г., как утверждает «Повесть временных лет», варяжский конунг Рюрик появился под Новгородом и стал там княжить (до 879 г.). В 882 г. Олег (в то время новгородский князь) решил овладеть Киевом и двинулся с дружиной в поход. По пути он взял Смоленск (ключ-город) и Любеч, посадив там своих наместников. Не решившись на прямой штурм хорошо укрепленного Киева, Олег овладел им хитростью. Выдав себя за купца, направляющегося в Царьград, Олег пригласил Аскольда и Дира на встречу. Когда те пришли, дружинники Олега, спрятавшиеся в ладьях, выскочили и убили киевских князей. Олег стал княжить в Киеве. Объединение северных (Новгород) и южных (Киев) земель под властью одного князя стало поворотным в судьбах восточных славян.

Слиянием Киева и Новгорода в 882 году завершается образование Древнерусского государства. Столицей стал Киев. Это произошло потому, что Киев был древнейшим центром восточнославянской культуры с глубокими историческими традициями и связями. Расположенный на пограничье леса и степи, с мягким ровным климатом, черноземной почвой, дремучими лесами, прекрасными пастбищами и залежами железной руды, многоводными реками – основными средствами сообщения тех времен, Киев стал ядром восточнославянского мира. Киев был одинаково близок к Византии, к Востоку и к Западу, что способствовало развитию торговых, политических и культурных связей. Принятие христианства упрочило международное положение Руси; завязывались связи между киевским княжеским домом и зарубежными династиями, что отражало также рост политического могущества Руси. Киев стал крупнейшим ремесленным, торговым, культурным, религиозным центром, «матерью городов русских».

2.1. История до варягов

Первые сведения о государстве русов относятся к первой трети IX века: в 839 году упомянуты послы кагана народа Рос, прибывшие сначала в Константинополь, а оттуда ко двору франкского императора Людовика Благочестивого.

В 860 году («Повесть временных лет» ошибочно относит его к 866 году) русь совершает первый поход на Константинополь. Греческие источники связывают с ним так называемое первое крещение Руси, после которого на Руси, возможно, возникла епархия и правящая верхушка (возможно, во главе с Аскольдом) приняла христианство.

Развитие общественных отношений у восточных славян приводило к формированию новых социальных организмов: союз образовывали племена, которые сами уже входили в племенной союз. Политическая организация таких суперсоюзов («союзов союзов», «сверхсоюзов») заключала в себе ростки государственности уже в гораздо большей степени, чем предшествующие племенные союзы. Один из таких ранних союзов, который включал в себя разноэтничные племена, возник на северо-западе Восточной Европы.

Летописец повествует о том, что чудь, славяне, кривичи и весь обратились к жителям Скандинавского полуострова – варягам, как их называли на Руси: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами». По приглашению прибыли три князя: Рюрик, Синеус и Трувор со своими родами. Рюрик сел в Новгороде, Синеус – на Белоозере, а Трувор – в Изборске. В XVIII в. из этого летописного сообщения выросла целая «норманская проблема», которая на протяжении последующих двух столетий зачастую становилась объектом ожесточенной идеологической борьбы, позволяла одним, прежде всего зарубежным, авторам отрицать полностью способность восточных славян к созданию собственной государственности, а другим – пренебрегать ролью варягов в отечественной истории. Современные научные данные показывают, что игнорировать деятельность варяжских отрядов на Руси так же ошибочно, как и преувеличивать их значение. Оказав значительное влияние на становление княжеской власти, развитие культуры, варяги не принесли на Русь государственности, которая зарождалась в недрах древнерусского общества и прошла долгий путь развития.

Другой суперсоюз сформировался в Среднем Поднепровье. Во главе его были поляне, территориальным же ядром была «Русская земля» – треугольник, ограниченный Киевом, Черниговом и Переяславлем. Причиной образования этого суперсоюза, как, впрочем, и других суперсоюзов, была внешняя опасность, необходимость борьбы с внешними врагами – хазарами, печенегами, варягами. Процесс объединения союзов племен в Поднепровье начался еще до прихода иноземных князей. Однако появление здесь в 882 г. родственника Рюрика князя Олега стало дополнительным стимулом развития этого предгосударственного образования. Олег покоряет древлян, северян и радимичей – соседние союэы племен. Росла и ширилась «лоскутная империя Рюриковичей». Части ее были скроены весьма непрочно, и уже преемнику Олега Игорю пришлось вновь покорять древлян. В 945 г. взяв с древлян дань, с небольшой дружиной он вернулся вновь. Тогда древляне убили его, а древлянский князь Мал отправил к вдове киевского князя Ольге сватов. Последняя жестоко отомстила за гибель своего мужа. Столица древлян город Искоростень был сожжен, многие древляне убиты и обращены в рабство.

Так, в основном силой оружия (хотя не исключен был и мирный путь) рос суперсоюз с центром в «мати градом русским» – Киеве. Но завоевание окрестных племен – дело отнюдь не одних князей с их дружинами, а и рядовых полян, объединенных в ополчение. Это и понятно – отношения Киева с покоренными соседями в основном сводились к сбору даней, которые шли не только князю и его окружению, но и всей полянской общине.

В 2 половине IX века область нынешней России вследствие природного влияния разделялась главным образом на две части: племена, жившие на юго-востоке, находились в подчиненности от азиатского племени, стоявшего лагерем на Дону и Волге; племена, жившие на северо-западе, должны были подчиниться знаменитым морским королям, предводителям европейских дружин, вышедшим с берегов Скандинавии: "Брали дань Варяги из-за моря на Чуди, Славянах Новгородских, Мери, Веси и на Кривичах, а Козары брали на Полянах, Северянах, Радимичах и Вятичах, брали по горностаю и белке от дыма". Летописец говорит о варягах, что они просто брали дань, а о козарах, что они брали по горностаю и белке - знак, что о делах на юге летописец имел подробнейшие сведения, чем о событиях на севере. Далее, под 862 годом, летописец говорит, что племена, платившие дань варягам, изгнали последних за море, не дали им дани и начали сами у себя владеть. Из этих слов должно заключить, что варяги не брали только дань с северных племен, но владели у них; иначе летописец не мог сказать, что после их изгнания племена начали сами у себя владеть и владели дурно, не могли установить внутреннего порядка: не было между ними правды, продолжает летописец, встал род на род, начались усобицы.

В таких обстоятельствах племена собрались и сказали: "Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву". Порешивши так, пошли они за море к варягам, к руси, и сказали им: "Земля наша велика и обильна а порядка в ней нет: приходите княжить и владеть нами". Собрались три брата с родичами своими, взяли с собой всю русь и пришли. [2, с.560-563].

По сказанию (сказание о призвании князей из-за моря), ещё до Рюрика варяги как-то водворились среди новгородцев и соседних с ними племён славянских и финских, кривичей, чуди, мери, веси, и брали с них дань. Потом данники отказались её платить и прогнали варягов назад за море. Оставшись без пришлых властителей, туземцы перессорились между собою; не было между ними правды, один род восстал на другой и пошли между ними усобицы. Утомлённые этими ссорами, туземцы собрались и сказали: «Поищем себе князя, который бы владел нами и судил нас по праву». Порешив так, они отправили послов за море к знакомым варягам, к Руси, приглашая желающих из них прийти владеть пространной и обильной, но лишённой наряда землёй. Три родных брата откликнулись на зов и пришли «с роды своими», т. е. с дружинами земляков.

Если снять несколько идиллический покров, которым подёрнуто это сказание, то пред нами откроется очень простое, даже грубоватое явление, не раз повторявшееся у нас в те века. По разным редакциям начального летописного свода рассеяны черты предания, позволяющие восстановить дело в его действительном виде. Собрав их, узнаем, что пришельцы призваны были не для одного внутреннего наряда, т. е. устройства управления. Предание говорит, что князья-братья, как только уселись на своих местах, начали «города рубить и воевать всюду». Если призванные принялись прежде всего за стройку пограничных укреплений и всестороннюю войну, значит, они призваны были оборонять туземцев от каких-то внешних врагов, как защитники населения и охранители границ.

Далее князья-братья, по видимому, не совсем охотно, не тотчас, а с раздумьем приняли предложение славянофинских послов, «едва избрашась, - как записано в одном из летописных сводов, - боясь звериного их обычая и нрава». С этим согласно и уцелевшее известие, что Рюрик не прямо уселся в Новгороде, но сперва предпочел остановиться вдали от него, при самом входе в страну, в городе Ладоге, как будто с расчётом быть поближе к родине, куда можно было бы укрыться в случае нужды. В Ладоге же он поспешил «срубить город», построить крепость тоже на всякий случай, для защиты туземцев от земляков-пиратов или же для своей защиты от самих туземцев, если бы не удалось с ними поладить. Водворившись в Новгороде, Рюрик скоро возбудил против себя недовольство в туземцах: в том же летописном своде записано, что через два года по призвании новгородцы «оскорбились, говоря: быть нам рабами и много зла потерпеть от Рюрика и земляков его». Составился даже какой-то заговор: Рюрик убил вождя крамолы, «храброго Вадима», и перебил многих новгородцев, его соумышленников. Через несколько лет ещё множество новгородских мужей бежало от Рюрика в Киев к Аскольду.  [1, с.350-352]

В 862 году (дата приблизительна, как и вся ранняя хронология Летописи) варяги и дружинники Рюрика Аскольд и Дир, направлявшиеся в Константинополь, подчинили себе Киев, тем самым установив полный контроль над важнейшим торговым путём «из варяг в греки». При этом Новгородская и Никоновская летописи не связывают Аскольда и Дира с Рюриком, а хроника Яна Длугоша и Густынская летопись называют их потомками Кия.

В 879 году в Новгороде умер Рюрик. Княжение было передано Олегу, регенту при малолетнем сыне Рюрика Игоре.

2.2. История после варягов

Из соединения варяжских княжеств и сохранивших самостоятельность городовых областей вышла третья политическая форма, завязавшаяся на Руси: то было великое княжество Киевское . Образование этого княжества было подготовлено указанными выше экономическими и политическими фактами. На каких бы пунктах русского промышленного мира ни появлялись варяжские князья, их постоянно тянуло к городу на южной окраине этого мира, замыкавшему цепь торговых русских городов по греко-варяжской речной линии Днепра - Волхова, - к Киеву. 

Владение, основанное варяжскими выходцами в Киеве, не могло иметь надлежащей прочности, ибо основано было сбродною шайкою искателей приключений, которые могли храбро драться с соседями, могли сделать набег на берега Империи, но не могли по своим средствам, да и не имели ввиду основать какой-нибудь прочный порядок вещей среди племен, живших по великому водному пути. Это могли сделать только северные князья, имевшие для того достаточную материальную силу и привязанные к стране правительственными отношениями к племенам, их призвавшим. В 869 году, по счету летописца, умер Рюрик, оставив малолетнего сына Игоря, которого отдал на руки родственнику своему Олегу. Последний как старший в роде, а не как опекун малолетнего князя, получил всю власть Рюрика и удерживал ее до конца жизни своей. Если Рюрик уже сделал шаг вперед на юг по восточному пути, перейдя из Ладоги в Новгород, то преемник его двинулся гораздо далее и дошел до конца пути. Движение это было, однако, довольно медленно: три года, по счету летописца, пробыл Олег в Новгороде до выступления в поход на юг; потом он двинулся по водному восточному пути, собравши войско из варягов и из всех подвластных ему племен - чуди, славян (ильменских), мери, веси, кривичей. Это обстоятельство есть самое важное в нашей начальной истории. Мы видели, что варягам давно был известен великий водный путь из Балтийского моря в Черное, давно ходили они по нем, но ходили малыми дружинами, не имели ни желания, ни средств утвердиться на этом пути, смотрели на него, как на путь только, имея ввиду другую цель. Но вот на северном конце этого пути из нескольких племен составляется владение, скрепленное единством власти; повинуясь общему историческому закону, новорожденное владение вследствие сосредоточения своих сил чрез единство власти стремится употребить в дело эти силы, подчинить своему влиянию другие общества, другие племена, менее сильные. Князь северного владения выступает в поход, но это не вождь одной варяжской шайки, дружины - в его руках силы всех северных племен; он идет по обычному варяжскому пути, но идет не с целию одного грабежа, не для того только, чтобы пробраться в Византию; пользуясь своею силою, он подчиняет себе все встречающиеся ему на пути племена, закрепляет себе навсегда все находящиеся на нем места, города, его поход представляет распространение одного владения на счет других, владения сильного на счет слабейших. Сила северного князя основывается на его правительственных отношениях к северным племенам, соединившимся и призвавшим власть, - отсюда видна вся важность призвания, вся важность тех отношений, которые утвердились на севере между варяжскими князьями и призвавшими племенами.

В 882, по летописной хронологии, князь Олег (Олег Вещий), родственник Рюрика, отправился в поход из Новгорода на юг, по пути захватив Смоленск и Любеч, установив там свою власть и поставив на княжение своих людей. Далее Олег с новгородским войском и наёмной варяжской дружиной захватил Киев, убил правивших там Аскольда и Дира и объявил Киев столицей своего государства («И сел Олег, княжа, в Киеве, и сказал Олег: „Да будет это мать городам русским“.»); господствующей религией было язычество, хотя в Киеве уже существовала и христианская община.

Убив Аскольда и Дира, Олег утвердился в Киеве, сделал его своим стольным городом; по свидетельству летописца, Олег сказал, что Киев должен быть "матерью городам русским". Понятно в смысле предания, что Олег не встретил сопротивления от дружины прежних владельцев Киева: эта дружина и при благоприятных обстоятельствах была бы не в состоянии померяться с войсками Олега, тем более, когда так мало ее возвратилось из несчастного похода греческого; часть ее могла пристать к Олегу, недовольные могли уйти в Грецию. Понятно также, почему Олег остался в Киеве: кроме приятности климата, красивости местоположения и богатства страны сравнительно с севером, тому могли способствовать другие обстоятельства. Киев, как уже было замечено, находится там, где Днепр, приняв самые большие притоки свои справа и слева, Припять и Десну, поворачивает на восток, в степи - жилище кочевых народов. Здесь, следовательно, должна была утвердиться главная защита, главный острог нового владения со стороны степей; здесь же, при начале степей, должно было быть и, вероятно, было прежде сборное место для русских лодок, отправлявшихся в Черное море. Таким образом два конца великого водного пути, на севере со стороны Ладожского озера и на юге со стороны степей, соединились в одном владении. Отсюда видна вся важность этого пути в нашей истории: по его берегам образовалась первоначальная Русская государственная область; отсюда же понятна постоянная тесная связь между Новгородом и Киевом, какую мы видим впоследствии; понятно, почему Новгород всегда принадлежал только старшему князю, великому князю киевскому.

Олег военным путём распространил свою власть на земли древлян и северян, а радимичи приняли условия Олега без борьбы (два последних племенных союза до этого платили дань хазарам).

Построив города и установив дани у племен северных, Олег, по преданию, начинает подчинять себе другие племена славянские, жившие к востоку и западу от Днепра. Прежде всего Олег идет на древлян, у которых давно шла вражда с полянами; древляне не поддались добровольно русскому князю, их нужно было примучить, чтобы заставить платить дань, которая состояла в черной кунице с жилья. В следующем, по счету летописца, году (884) Олег пошел на северян, победил их и наложил дань легкую. [2, с.805-807-563]

В результате победоносного похода на Византию были заключены первые письменные договоры в 907 и 911, предусматривавшие льготные условия торговли для русских купцов (отменялась торговая пошлина, обеспечивалась починка судов, ночлег), решение правовых и военных вопросов.

Согласно летописной версии, Олег, носивший титул Великого князя, правил более 30 лет. Родной сын Рюрика Игорь занял престол после смерти Олега около 912 и правил до 945.

3. Распад Киевской Руси

По мере размножения князей отдельные линии княжеского рода всё далее расходились друг с другом, отчуждались одна от другой. Сначала племя Ярославичей распадается на две враждебные ветви, Мономаховичей и Святославичей: потом линия Мономаховичей, в свою очередь, разделилась на Изяславичей волынских, Ростиславичей смоленских, Юрьевичей суздальских, а линия Святославичей - на Давидовичей черниговских и Ольговичей новгород-северских. Каждая из этих ветвей, враждуя с другими из-за владельческой очереди, всё плотнее усаживалась на постоянное владение в известной области. Потому, с другой стороны, одновременно с распадением княжеского рода на местные линии и Русская земля распадалась на обособленные друг от друга области, земли. [3, с.132-134]

Подобно процессам в большинстве раннесредневековых держав, распад Древнерусского государства был закономерным. Период дезинтеграции обычно интерпретируется не просто как раздоры разросшегося потомства Рюрика, но как объективный и даже прогрессивный процесс, связанный с увеличением боярского землевладения. В княжествах возникла собственная знать, которой было выгодней иметь своего князя, защищающего её права, чем поддерживать великого князя киевского. В современной историографии господствует мнение, что на первом этапе (в домонгольский период) раздробленность не означала прекращение существования государства.

Первая угроза целостности страны возникла сразу же перед кончиной Владимира I Святославича. Владимир управлял страной, рассадив 12 своих сыновей по основным городам. Старший сын Ярослав, посаженный в Новгород, уже при жизни отца отказался посылать в Киев дань. Когда Владимир умер (1015), началась братоубийственная резня, закончившаяся гибелью всех детей, кроме Ярослава и Мстислава Тмутараканского. Два брата поделили «Русскую землю», являвшуюся ядром владений Рюриковичей, по Днепру. Только в 1036 после смерти Мстислава Ярослав стал править единолично всей территорией Руси, кроме обособившегося Полоцкого княжества, где с конца X века утвердились потомки другого сына Владимира — Изяслава[1, с.350-352]Полоцкие князья в дальнейшем в русских летописях стали упоминаться как «Рогволожи внуци».

После смерти Ярослава в 1054 году Русь была разделена в соответствии с его завещанием между пятью сыновьями.

Старшему Изяславу отошли Киев иНовгород, Святославу — Чернигов, Рязань, Муром и Тмутаракань, Всеволоду — Переяславль и Ростов, младшим, Вячеславу и Игорю — Смоленск и Волынь. Установившийся порядок замещения княжеских столов получил в современной историографии название «лествичного». Князья продвигались поочерёдно от стола к столу в соответствии со своим старшинством. Со смертью одного из князей происходило передвижение нижестоящих на ступеньку вверх. Но, если один из сыновей умирал раньше своего родителя и не успевал побывать на его столе, то его потомки лишались прав на данный стол и становились «изгоями». С одной стороны, такой порядок препятствовал изоляции земель, так как князья постоянно перемещались от одного стола к другому, но с другой, порождал постоянные конфликты между дядьями и племянниками.

В 1097 году по инициативе Владимира Мономаха следующее поколение князей собралось на съезд в Любече, где было принято решение о прекращении усобиц и провозглашён новый принцип: «каждый да держит отчину свою» (ПВЛ ст 6605). Тем самым был открыт процесс создания региональных династий.

Киев по решению Любечского съезда был признан отчиной Святополка Изяславича (1093—1113), что означало сохранение традиции наследования столицы генеалогически старшим князем. Княжение Владимира Мономаха (1113—1125) и его сына Мстислава (1125—1132) стало периодом политической стабилизации, и практически все части Руси, включая Полоцкое княжество, вновь оказались в орбите Киева.

Мстислав передал киевское княжение своему брату Ярополку (1132—1139). Намерение последнего выполнить замысел Владимира Мономаха и сделать своим преемником сына Мстислава — Всеволода в обход младших Мономашичей — ростовского князя Юрия Долгорукого и волынского князя Андрея привело к всеобщей междоусобной войне, характеризуя которую, новгородский летописец в 1134 году записал: «И раздрася вся земля Русская».

К середине XII века Древнерусское государство фактически разделилось на 13 княжеств (по летописной терминологии«земель»)[5, с.6-7] Княжества различались как по размеру территории и степени сплоченности, так и по соотношению сил между князем, боярством, нарождавшимся служилым дворянством и рядовым населением.

Девять княжеств управлялись собственными династиями. Их структура воспроизводила в миниатюре систему, ранее существовавшую в масштабе всей Руси: местные столы распределялись между членами династии по лествичному принципу, главный стол доставался старшему в роду. Столы в «чужих» землях князья занимать не стремились, и внешние границы этой группы княжеств отличались стабильностью.

В конце XI века за сыновьями старшего внука Ярослава Мудрого Ростислава Владимировича закрепились Перемышльская и Теребовальская волости, позже объединившиеся в Галицкое княжество (достигшее расцвета в правление Ярослава Осмомысла). В Черниговском княжестве с 1127 правили сыновья Давыда и Олега Святославичей (впоследствии только Ольговичи). В отделившемся от него Муромском княжестве правил их дядя Ярослав Святославич. Позже из состава Муромского княжества выделилось княжество Рязанское. В Суздальской земле закрепились потомки сына Владимира Мономаха Юрия Долгорукого, столицей княжества с 1157 года стал Владимир. Смоленское княжество с 1120-х закрепилось за линией внука Владимира Мономаха Ростислава Мстиславича. ВВолынском княжестве стали править потомки другого внука Мономаха — Изяслава Мстиславича. Во второй половине XII века за потомками князя Святополка Изяславича закрепляется Турово-пинское княжество. Со 2-й трети XII века за потомками Всеволодка (его отчество в летописях не приводится, предположительно он был внуком Ярополка Изяславича), закрепляется Городенское княжество. Анклавные Тмутараканское княжество и город Белая Вежапрекратили своё существование в начале XII века, пав под ударами половцев.

Четыре княжества не закрепились за какой-либо одной династией. Не стало отчиной Переяславское княжество, которым на протяжении XII века — XIII вековвладели младшие представители разных ветвей Мономаховичей, приходившие из других земель.

Киев оставался постоянным яблоком раздора. Во второй половине XII века борьба за него шла в основном между Мономаховичами и Ольговичами. При этом область вокруг Киева — так называемая «Русская земля» в узком смысле слова — продолжала рассматриваться как общий домен всего княжеского рода и столы в ней могли занимать представители сразу нескольких династий. Например, в 1181—1194 Киев находился в руках Святослава ВсеволодовичаЧерниговского, а в остальной части княжества правил Рюрик Ростиславич Смоленский.

Новгород также остался общерусским столом. Здесь сложилось чрезвычайно сильное боярство, которое не дало закрепиться в городе ни одной княжеской ветви. В 1136 году Мономахович Всеволод Мстиславич был изгнан, и власть перешла к вечу. Новгород стал аристократической республикой. Боярство само приглашало князей. Их роль ограничивалась выполнением некоторых исполнительных и судебных функций (совместно с посадником), и усилением новгородского ополчения княжескими дружинниками. Схожий порядок установился в Пскове, который к середине XIII века стал автономным от Новгорода (окончательно с 1348 года).

После пресечения династии галицких Ростиславичей (1199) в числе «ничейных» столов временно оказался Галич. Им завладел Роман Мстиславич Волынский, и в результате объединения двух соседних земель возникло Галицко-Волынское княжество. Однако после смерти Романа (1205) галицкое боярство отказалось признать власть его малолетних детей, и за Галицкую землю развернулась борьба между всеми основными княжескими ветвями [6, с.13-23], победителем из которой вышел сын Романа Даниил.

В целом, политическое развитие Руси в этот период определялось соперничеством четырёх сильнейших земель: Суздальской, Волынской, Смоленской и Черниговской, управлявшихся, соответственно, субдинастиями Юрьевичей, Изяславичей, Ростиславичей и Ольговичей. Остальные земли в той или иной форме зависели от них.

3.1.Упадок Киева

Для Киевской земли, превратившейся из метрополии в «простое» княжество, было характерно неуклонное уменьшение политической роли. Территория самой земли, остававшаяся под контролем киевского князя, также постоянно уменьшалась. Одним из экономических факторов, подорвавших могущество города, было изменение международных торговых коммуникаций. «Путь из варяг в греки», являвшийся стержнем Древнерусского государства, потерял свою актуальность после Крестовых походов. Европа и Восток теперь были связаны в обход Киева (через Средиземное море и через волжский торговый путь).

В 1169 году в результате похода коалиции 11 князей, действовавших по инициативе владимиро-суздальского князя Андрея Боголюбского, Киев впервые в практике княжеских усобиц был взят штурмом и разграблен, и впервые князь, завладевший городом, не остался в нём княжить, посадив на княжение своего ставленника. Андрей был признан старейшим и носил титул великого князя, но не делал попыток сесть в Киеве. Тем самым традиционная связь между киевским княжением и признанием старейшинства в княжеском роде стала необязательной. В 1203 году Киев подвергся второму разгрому, на этот раз от рук смоленского Рюрика Ростиславича, до этого уже три раза становившегося киевским князем.

Летом 1212 года Киев был занят войсками коалиции Мономаховичей, после чего борьба вокруг него утихла на два десятилетия. Основными руководителями похода выступили Мстислав Романович Старый Смоленский, Мстислав Мстиславич Удатный Новгородский и Ингварь ЯрославичЛуцкий [7, с.83-89]. 

Страшный удар был нанесён Киеву в ходе монгольского нашествия в 1240 году. В этот момент город управлялся уже только княжеским наместником, в период с начала нашествия в нём сменилось 5 князей. По свидетельству посетившего город шесть лет спустя Плано Карпини, столица Руси превратилась в городок, насчитывающий не более 200 домов. Существует мнение, что значительная часть населения Киевщины ушла в западные и северные области. Во 2-й пол. XIII века Киев управлялся владимирскими наместниками, а позже — ордынскими баскаками и местными провинциальными князьями, имена большинства из которых неизвестны. В 1299 году Киев утратил свой последний столичный атрибут — резиденцию митрополита. В 1321 году в битве на реке Ирпени киевский князь Судислав, потомок Ольговичей, потерпел поражение от литовцев и признал себя вассалом литовского князя Гедимина, одновременно оставаясь и в зависимости от Орды. В 1362 году город был окончательно присоединён к Литве

Заключение

В IX в. большая часть славянских племен слилась в территориальный союз, получивший название «Русская земля». Центром объединения был Киев, где правила полулегендарная династия Кия, Дира и Аскольда. В 882 г. два крупнейших политических центра древних славян - Киевский и Новгородский объединились под властью Киева, образовав Древнерусское государство.

С конца IX до начала XI в это государство включало территории других славянских племен — древлян, северян, радимичей, уличей тиверцев, вятичей. В центре нового государственного образования оказалось племя полян. Древнерусское государство стало своеобразной федерацией племен, по своей форме это была раннефеодальная монархия.

Территория Киевского государства сосредоточилась вокруг нескольких политических центров некогда бывших племенными. Во второй половине XI — начале XII в. в пределах Киевской Руси стали образовываться достаточно устойчивые княжества. В результате слияния восточнославянских племён в период Киевской Руси постепенно образовалась древнерусская народность, для которой были характерны известная общность языка, территории и психического склада, проявлявшегося в общности культуры.

Древнерусское государство было одним из крупнейших европейских государств. Киевская Русь вела активную внешнюю политику. Ее правители устанавливал дипломатические отношения с соседними странами.

Борьба Руси с набегами кочевников имела большое значение для безопасности стран как Передней Азии, так и Европы. Широкими были торговые связи Руси. Русь поддерживала политические, торговые и культурные отношения с Византией, налаживала также связи с Францией и Англией. О международном значении Руси свидетельствуют династические браки, заключавшиеся русскими князьями. 

Список использованной литературы

1. Ключевский В. О. Курс русской истории: в 5-и ч. — СПб., 1904−1922. — 1146 с.

2. Соловьёв С. М. История России с древнейших времён: в 29-и т. — М.: Голос; Колокол-Пресс, 1993—1998.; М., 2001.

3. Котляр Н. Ф. Мстислав Тмутороканский и Ярослав Мудрый // Древнейшиие государства Восточной Европы. 1998 г. — М.: «Восточная литература» РАН, 2000. 

4. Тихомиров М.Н. Источниковедение истории СССР. Выпуск 1. С древнейшего времени до конца XVIII века  М.: Издательство социально-экономической литературы, 1962.  496 с.

5. Горский А. А. Русские земли в XIII—XIV веках: Пути политического развития. М., 1996. — С.6-7.

6. Горский А. А. Русские земли в XIII—XIV веках: Пути политического развития. М., 1996. — С.13-23.

7. Пятнов А. П. Борьба за киевский стол в 1210-х годах: спорные вопросы хронологии //Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2002. № 1(7). С. 83-89.

968
19.02.2016 г.

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru


Индекс цитирования

Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении). И как ни прискорбно это признавать, но это необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

Если вы никак, ни под каким предлогом и ни за какие коврижки не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, покиньте сайт и забудьте о нём, как о кошмарном сне. Всем остальным - добра и печенек. С неизменной заботой, администрация сайта.