Разумное. Доброе. Вечное.

AAA
Обычный Черный

Рекомендованное

Котики

Навигация

Стих дня

Всякая поэзия есть выражение душевного состояния.
© Бергсон А.

17 ноября

Про колбасу

а это кто бредет во мраке
лохматый страшный и босой
так это ж петр на кухню за кол
басой

Новости культуры от Яндекса

ГлавнаяИстория РоссииПричины зарождения фашизма в Европе


Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)


Причины зарождения фашизма в Европе

Фашизм (от итал. fascio — пучок, связка, объединение) — идеология, политическое движение и социальная практика, которые характеризуются следующими признаками и чертами: отрицание демократии и её экономической и политической практики; создание режима, основанного на принципах тоталитарно-корпоративной государственности, однопартийности; подавление противников государства и любых форм инакомыслия; фашизация общества, создание военизированных формирований и взгляд на войну как на естественный двигатель развития и важную часть человеческой жизни.

Известен фольклорный мотив (впервые у Геродота, изложен также Л. Н. Толстым в басне «Отец и сыновья», являющейся переводом басни Эзопа, из «Второй русской книги для чтения») о пользе единства, демонстрируемой с помощью связки прутьев, которые невозможно переломать вместе, но легко каждый в отдельности. Эта идея объединения плебса в союз, в котором каждый человек в отдельности слаб и беззащитен, но вместе они представляют собой непобедимую силу, восходящую своими корнями к Древнему Риму. Такая связка прутьев называлась по-латыни фасции (лат. fasces) и символизировали власть и могущество магистрата. Фасции носил ликтор. Изображения фасций, как символа публичной власти, можно найти во многих эмблемах, начиная с эпохи Французской революции до нашего времени. Так, например, фасции присутствуют в государственной печати и на обложке паспорта Франции, в символике обеих палат Конгресса и статуе Линкольна в США, на флаге кантона Св. Галлена (Швейцария) и т. д.; в России можно увидеть фасции на решетках Александровского сада в Москве у Кремля, решётках Летнего сада и ограде 1-го инженерного моста в Санкт-Петербурге.

Особенное значение идея единства приобрела в начале XX века в условиях так называемого «восстания масс», распада традиционных связей, возникновения массового общества и общей маргинализации, особенно в результате Первой мировой войны. Маргиналы стремились к объединению на политической основе с целью достижения более высокого социального и экономического статуса.

Не стоит считать, что фашизм –это течение возникшее только в Германии. В тот же самый период 20-30-е гг. мы видим похожие процессы в Португалии, при режиме Салазара, в Испании – Франко, в Италии –Муссолини.

Э. Нольте объясняет возникновение фашизма в 20-е годы в Европе как следствие глубокого кризиса, наступившего после Первой Мировой Войны: потрясений, связанных с распадом ряда стран и образованием новых национальных государств, цепи революций, из которых большевистская революция 1917 года оказала самое глубокое влияние на послевоенную эпоху. Получается, таким образом, что события в России косвенно стали причиной зарождения фашизма.
Именно Италия стала страной, в которой фашисткий режим установился раньше всего. После Первой Мировой страну охватили глубокие общественные потрясения, которые и завершились в 1922 году приходом к власти фашизма в его резко тоталитарной форме. Именно в Италии для борьбы с преступностью и коммунистами впервые стали создаваться специальные отряды. Боец такого отряда назывался фашистом, а движение — фашизм. Но нас, прежде всего, и интересуют те события, которые привели к установлению фашисткой диктатуры.

Истоки и причины рождения фашизма может выявить лишь анализ общего соотношения сил между империализмом и антиимпериалистическими силами в международном масштабе, а также конкретной внутренней обстановки в тех странах, где фашизм зародился. Фашизм появился в период, когда империализм вступил в стадию своего общего кризиса. Октябрьская революция в России вырвала важное звено из цепи мирового империализма. Отныне мир оказался расколотым на две противоположные системы. Как указывал В. И. Ленин, «уничтожение капитализма и его следов, введение основ коммунистического порядка составляет содержание начавшейся теперь новой эпохи всемирной истории». Мировой революционный процесс получил мощный толчок для дальнейшего развития. В борьбу включились новые классовые силы.

В этих условиях ряд национальных отрядов мирового империализма оказался не в состоянии противостоять революционному натиску традиционными методами. По выражению В. И. Ленина, «весь мир стал теперь иным, буржуазия повсюду стала тоже иной». Дальнейшее существование и развитие империалистических государств оказались обусловленными нахождением новых форм подавления трудящихся.

Новые формы реакционно-диктаторской консолидации общества стали необходимыми для монополистического капитала ряда стран и для обеспечения его узкогрупповых интересов перед лицом ожесточенной конкурентной борьбы в собственном лагере. Эта борьба — проявление объективных противоречий капиталистического общества — не могла и не может исчезнуть даже тогда, когда поставлен вопрос о существовании капитализма, как такового. Как бы важна и актуальна ни была задача общей борьбы против утверждения новой общественной формации — социализма, империализм не может сбросить с себя груз собственных противоречий. Монополистические группировки не прекращают попыток урвать что-либо для себя за счет своих же классовых партнеров.

Не следует забывать и о международной функции фашизма, которая была заложена в самой его сущности и нашла свое проявление, когда фашизм овладел государственной властью. Немецкие коммунисты, борясь против захвата фашистами власти в Германии, неоднократно подчеркивали, что Гитлер — это война, что никакие мирные заверения нацистов не могут скрыть их намерений перевооружиться и в угоду мировому капиталу броситься прежде всего на Советский Союз как основной оплот антиимпериалистической борьбы во всем мире. Об этом же говорил П. Тольятти в докладе на VII конгрессе Коминтерна.

Социальной базой фашистских движений является прежде всего мелкая буржуазия. К ней примыкают различного рода деклассированные элементы, а также значительная часть безработных. Но это вовсе не означает, что при установлении фашизма к власти приходит мелкая буржуазия. Эта австромарксистская теория была в свое время широко распространена. К ней часто обращаются и современные буржуазные ученые. Однако на самом деле мелкая буржуазия в силу двойственного характера своей политической психологии и ее положения в системе общественного производства не может сама осуществлять государственную власть. Мелкобуржуазное происхождение многих фашистских вождей (Муссолини — сын кузнеца, Гитлер — сын сапожника, ставшего затем таможенным чиновником), наличие выходцев из этой среды на важных постах в механизме фашистской диктатуры никак не меняет ее сущности. Фактически власть находится в руках наиболее реакционных элементов монополистического капитала. Фашизм устанавливается не сразу. Прежде чем произвести замену политического режима, буржуазия проводит серию подготовительных мероприятий. Г. М. Димитров говорил на VII конгрессе Коминтерна: «До установления фашистской диктатуры буржуазные правительства обычно проходят через ряд подготовительных этапов и осуществляют ряд реакционных мероприятий, помогающих непосредственному приходу фашизма к власти».

Фашизация политического режима осуществляется обычно по следующим основным направлениям: открытое нарушение и попрание буржуазно-демократических прав и свобод; преследование и запрещение коммунистических и рабочих партий, а также прогрессивных профсоюзов и общественных организаций; слияние государственного аппарата с монополиями; милитаризация государственного аппарата; упадок роли центральных и местных представительных учреждений; рост дискреционных полномочий исполнительных органов государственной власти; сращивание партий и профсоюзов с государственным аппаратом; консолидация ранее разрозненных фашистских и реакционно-экстремистских партий и организаций; возникновение различного рода правоэкстремистских движений («Национальный фронт во Франции, Итальянское социальное движение и т. д.).

В условиях общего кризиса капитализма, а особенно на современном его этапе, элементы фашизации той либо иной степени имеют место во всех буржуазных странах, достигших стадии государственно-монополистического капитализма.

Фашизм как особого рода буржуазный политический режим обладает рядом особенностей, отличающих его от иных авторитарных режимов.

Фашизм не только целиком уничтожает буржуазную демократию, но и теоретически „обосновывает“ необходимость установления тоталитаризма. Вместо либерально-демократической концепции индивидуализма фашизм выдвигает концепцию нации, народа, интересы которого всегда, везде и во всем превалирую над интересами отдельных личностей.

Фашизм в теории и на практике порвал со всеми политическими и правовыми принципами буржуазной демократии, такими, как народный суверенитет, верховенство парламента, разделение властей, выборность, местное самоуправление, гарантии прав личности, господство права.

Установление открыто террористического режима при фашизме сопровождается самой оголтелой социальной демагогией, которая возводится в ранг официальной идеологии. Спекулируя на демагогической критике наиболее вопиющих пороков капитализма, фашизм всегда выдвигает псевдосоциалистические лозунги, жонглирует той либо иной разновидностью «национального социализма». Фашизм теоретически «обосновывает» отсутствие антагонистических классов в буржуазном обществе. Вместо классов он вводит понятие корпораций. Корпоративизм провозглашает «сотрудничество труда и капитала», при котором предприниматель уже не является эксплуататором, а выступает как «капитан индустрии», руководитель, осуществляющий важнейшую социальную функцию. Корпорации якобы сотрудничают друг с другом и пребывают в определенном соподчинении. Согласно фашистской идеологии, каждая корпорация, занимающая присущее ей место в иерархической системе, осуществляет свойственную ей «социальную функцию». Корпоративистские теории проповедуют единство и монолитность нации. Так, в муссолиниевской Хартии труда (апрель 1927 г.) говорилось: «Итальянская нация является организмом, цели, жизнь и средства действия которого превышают силой и длительностью цели, жизнь и средства действия составляющих этот организм отдельных лиц и групп их. Она представляет моральное, политическое и экономическое единство и целиком осуществляется в фашистском государстве». На самом деле в условиях фашистского «морально-политического единства» возрождается на империалистической основе кастовая система, при которой псе граждане распределяются по подчиненным фашистскому государству корпорациям, а классовая борьба и профсоюзная деятельность запрещаются и объявляются государственным преступлением.

Именно социальная демагогия и прежде всего проповедь «национального социализма» отличают фашизм от иных авторитарных режимов, при которых также ликвидируется буржуазная демократия, но делается это без «теоретического обоснования» и не под «социалистическими» лозунгами.

В настоящее время фашизм в его «классической» форме не существует нигде. Однако достаточно широкое распространение получили различного рода тиранические режимы, при которых полностью уничтожаются все институты буржуазной демократии. «Там, где обычные формы подавления трудящихся не срабатывают, империализм насаждает и поддерживает тиранические режимы для прямой военной расправы с прогрессивными силами»''.

Таким образом, со всей очевидностью вырисовываются три основных фактора, порождающих фашизм и превращающих его в орудие монополистического капитала:

  • а) в конкретной исторической обстановке фашизм нужен определенным отрядам империализма, чтобы справиться с нарастанием революционного движения, разрешить в свою пользу классовые противоречия, которые неразрешимы старыми методами и формами борьбы;
  • б) тоталитарный режим и привлечение всех национальных ресурсов нужны монополистическим группам одной страны или группе стран, чтобы удовлетворить империалистические интересы за счет других государств;
  • в) мировому капиталу нужен фашизм, чтобы разрушить главный оплот международного революционного процесса и антиимпериалистической борьбы — Советский Союз.

Италия

Особую популярность эта идея приобрела в Италии и она легла в основу различных радикальных политических групп, нередко различной ориентации. Они выбирали фасции — фаши (итал. мн. fasci) своим символом. Впервые слово фаши в смысле политического союза было использовано для самоназвания группой революционных демократов и социалистов в Сицилии в 1870-х годах. Наиболее известной из них была группа Сицилианские Фаши (Союз) (Fasci siciliani) (1895—96) Многие такие группы националистической ориентации к XX веку эволюционировали в движение, называемое «Фашизмом». Революционно-социалистическое составляющая понятия «фаши» сохранилась. Она была привлекательна для молодёжи с левым прошлым.

В 1915 году профсоюзное движение Италии раскололось, и группа левых сторонников вступления Италии в Первую мировую войну на стороне Антанты создала 1 октября 1914 года организацию «Фаши (Союз) Революционного Интернационального действия» (итал. Fasci d'Azione rivoluzionaria internazionalista). Бенито Муссолини вскоре присоединился к ней, а затем и возглавил её. 11 декабря 1914 года Муссолини объединил эту организацию с организацией, созданной им самим ранее, — «Фаши (Союз) автономного революционного действия» (итал. Fasci autonomi d'azione rivoluzionaria — в новую «Фаши (Союз) революционного действия» (итал. Fasci d'azione rivoluzionaria). Новая группа называлась также миланскими фашистами.

24 января 1915 года на встрече в Милане была создана общеитальянская фашистская организация.

В 1919 году после окончания войны Муссолини объединил миланских фашистов под новым названиемИтальянский Фаши (Союз) Борьбы (итал. Fasci Italiani di Combattimento). Создавались и другие фаши под подобными именами с общей целью противодействовать королю и правительству, подверженным пацифизму, которые не давали возможности Италии пожинать в полной мере плоды победы.

7 ноября 1921 года Национальная Фашистская Партия (НФП) — Partito Nazionale Fascista (PNF) была создана.

Германия

Фашистское движение в Германии зародилось примерно в то же время и при тех же исторических обстоятельствах, что и в Италии. Особый характер классовых столкновений в Германии привел к тому, что германский фашизм прошел более длительный путь к власти. Однако причины появления фашизма и превращения его в орудие диктатуры монополистического капитала в Германии и Италии в основных своих чертах схожи.

Большинство историков считают, что именно условия Версальского договора стали фундаментом для возникновения фашизма в Германии. Немецкое общество было готово к восприятию самых радикальных методов для выхода из создавшегося положения.

Германский империализм, сформировавшийся позднее других, с самого своего зарождения проявил себя особенно агрессивно. Анализируя данный процесс, В. И. Ленин писал, что «против этой группы, англо-французской главным образом, выдвинулась другая группа капиталистов, еще более хищническая, еще более разбойничья — группа пришедших к столу капиталистических яств, когда места были заняты…»

Империалистическая кайзеровская Германия не смогла решить военным путем захватнические задачи, выдвинутые германским монополистическим капиталом. Более того, в результате поражения она потеряла важные территориальные и политические позиции, которыми обладала перед войной. Представители Германии были вынуждены подписать, по выражению В. И. Ленина, «грабительский» Версальский договор, который поставил страну «в условия полного бесправия и унижения».

Позиции германского империализма оказались подорванными и внутри страны. Воздействие Октябрьской революции в сочетании с кризисом кайзеровской власти, наступившим в результате тяжелого военного поражения, привело к созданию в стране революционной ситуации. Революция в Германии, разразившаяся в ноябре 1918 г., в силу ряда причин приняла буржуазно-демократический характер. У германского монополистического капитала хватило сил, чтобы справиться с натиском революционных масс. Вместе с тем он оказался вынужденным пойти на создание в стране буржуазно-парламентского строя и предоставить ряд демократических прав трудящимся.

В этих условиях, когда страна изнывала под гнетом Версальского договора и переживала бурный период классовых схваток, в Германии возникло фашистское движение с его крайне националистической, шовинистической и антикоммунистической направленностью.

Первая попытка германского фашизма захватить власть была совершена в ноябре 1923 г., когда революционный подъем был уже на исходе. Выступление фашистов в Мюнхене, получившее наименование «пивного путча», было подавлено военно-полицейской силой. Монополистический капитал в тот момент еще был в состоянии справиться с революционным движением буржуазно-демократическими методами — с помощью послушной социал-демократии и политики частичных уступок и реформ. С другой стороны, германский империализм еще недостаточно оправился тогда от военного поражения и не мог реально выдвигать задачи восстановления и усиления своих международных позиций с последующим переходом к политике захватов. В то время он рассматривал фашизм только как резерв, который было рано бросать в бой, но который нужно было сохранить для будущих сражений.

Последующее десятилетие коренным образом изменило политическое и экономическое лицо Германии. В стране сохранились острые социальные противоречия. Крепла и закалялась в борьбе Коммунистическая партия Германии. Она превращалась в ту организующую и направляющую политическую силу, которой так не хватало рабочему классу во время Ноябрьской революции 1918 г. К началу 30-х годов монополистическому капиталу противостоял внушительный авангард трудящихся в лице сильной компартии, за которой шли миллионы сторонников. Коммунистическое движение становилось особенно опасным для монополистического капитала в силу экономического кризиса и массовой безработицы, разразившихся в конце 20-х годов. Реформистские методы и социальная демагогия буржуазных партий и социал-демократии оказывались недостаточными для борьбы с нарастанием революционной волны.

Вместе с тем германский империализм сумел к этому времени в значительной степени оправиться от потрясений первой мировой войны. В 1927 г. промышленность Германии превзошла уровень довоенного производства. Увеличилась мощь гигантских монополистических объединений и фирм: «ИГ Фарбениндустри», Круппа, «Стального треста» и др.

Заправилы монополистического капитала сочли, что близится время ревизии Версальского договора и осуществления захватнических планов, родившихся еще во времена кайзеровской Германии. Начали проявляться и стремления, которые позднее сформировались в международную функцию фашизма, — создать военный кулак для борьбы против Советского Союза. Веймарская республика с ее буржуазно-парламентской системой, многопартийностью явно не годилась для этих целей.

Внутренний и внешний моменты тесно переплетались между собой: приступить к осуществлению империалистических целей германский монополистический капитал мог лишь в случае надежного обеспечения собственного тыла, т. е. подавления революционного движения в стране и установления сильной диктаторской власти.

Таким образом, в Германии 30-х годов, как и в Италии 20-х, возникла обстановка, когда монополистическому капиталу существующие формы господства мешали решить внутреннюю задачу подавления революционного движения и внешнюю — подготовку империалистической агрессивной войны, прежде всего против Советского Союза. Это и явилось главной причиной передачи власти в руки фашистской партии, которую возглавил Адольф Гитлер. В Отчетном докладе ЦК ВКП (б) XVII съезду партии подчеркивалось: приход фашистов к власти надо рассматривать «как признание того, что буржуазия уже не в силах властвовать старыми методами парламентаризма и буржуазной демократии, ввиду чего она вынуждена прибегнуть во внутренней политике к террористическим методам управления, — как признак того, что она не в силах больше найти выход из нынешнего положения на базе мирной внешней политики, ввиду чего она вынуждена прибегнуть к политике войны».

Передача германским монополистическим капиталом власти Гитлеру в январе 1933 г. возвела фашизм в степень международной опасности. Под властью крайне реакционной шовинистической диктатуры оказалась страна, в которой монополистические группы, как уже указывалось, были наиболее хищническими и разбойничьими и которая обладала экономическим потенциалом, позволявшим подкрепить империалистические планы внушительной военной силой.

 

Испания

Захват власти фашистами в Испании произошел в иной внутренней и внешней обстановке, чем в Италии и Германии. Тем не менее причины зарождения фашизма и его превращения в правящую силу в сущности своей были те же.

Расстановка классовых сил в Испании была такова, что реакционная олигархия не могла рассчитывать на установление фашистской диктатуры собственными силами. Настроения в пользу республики и демократических преобразований были широко распространены среди трудовых слоев населения города и деревни, среди части мелкой и средней буржуазии, а также в определенных военных кругах. В коллективном труде испанских коммунистов, созданном под руководством Долорес Ибаррури, указывается: «Опыт 1931, 1932 и 1934—1936 гг. показал фашистским и реакционным элементам, что в национальном масштабе они сами по себе не имели достаточно сил для разгрома демократии. В самой Испании демократия была, бесспорно, сильнее, чем реакция и фашизм».

Это обстоятельство заставило испанских фашистов искать поддержки за границей, прежде всего в Германии и Италии. Оттуда они получили прямую военную и политическую помощь, которая сыграла решающую роль и позволила реакционной военщине, поддерживаемой буржуазией, выиграть гражданскую войну и установить в Испании фашистскую диктатуру.

Гитлер и Муссолини посылали свои войска сражаться в Испанию не только в интересах испанского монополистического капитала. В генерале Франко они видели, партнера по антикоммунистическому пакту и борьбе за осуществление агрессивных планов перекройки политической карты Европы и мира в пользу фашистских государств.

Не следует сбрасывать со счетов и военно-стратегические мотивы, Испания, охваченная гражданской войной, явилась удобным военным полигоном, на котором немецкие и итальянские генералы проверяли боеспособность вновь созданных агрессивных вооруженных сил, отрабатывали тактические схемы для ведения будущих захватнических войн. Немецкий генерал фон Рейхенау в 1938 г. заявил по поводу военных действий в Испании: «Два, года войны принесли больше пользы, чем десять лет обучения в мирных условиях». По выражению А. Нордена, «для вермахта третьего рейха его агрессивная война против испанского народа явилась как бы университетским курсом, подготовившим его к экзамену второй мировой войны».

Для испанской реакции главная задача, которую она намеревалась решить с помощью фашистской диктатуры, состояла в том, чтобы подавить нарастающее революционное движение. Задача осуществления агрессивных устремлений не выступала на первый план столь отчетливо, как у гитлеровской Германии. Франкистский режим не располагал достаточным военно-экономическим потенциалом, чтобы претендовать на одну из главных ролей в мировом фашистском альянсе. Он соглашался на роль младшего партнера, который, однако, не прочь получить определенную долю в случае победы фашистских государств.

Фалангизм — это одна из форм фашизма, основанная Хосе Антонио Примо-де Риверой в 1934 году, возникшей во времена Второй Испанской Республики. Примо-де Ривера был сыном бывшего диктатора Испании Мигеля Примо-де Ривера.

Элементы национал-синдикализма проявлялись в политике португальского диктатора Антониу ди Оливейра Салазара, особенно после принятия корпоративистской конституции «Нового государства» в 1933 г. Однако консервативно-этатистская идеология салазаризма препятствовала реализации радикальных синдикалистских установок.

В 1934-35 гг. национал-синдикалистские ячейки и целые профсоюзы стали возникать в Испании и Греции, что способствовало дальнейшему развитию авторитарных движений в этих странах.

В Испании идеологию национал-синдикализма разрабатывал публицист Рамиро Ледесма Рамос, находившийся под влиянием идей Сореля и Ортеги-и-Гассета. В издаваемом с 1931 г. журнале «Завоевание государства» (Conquista del Estado) Ледесма Рамос пытался совместить националистические и анархо-синдикалистские идеи. Тогда же была Рамосом и его сторонниками была предпринята попытка внедриться в ведущую анархо-синдикалистскую организацию Испании, Национальную конфедерацию труда (CNT). В 1934 г. возглавляемая Ледесмой Рамосом организация «Хунты национал-синдикалистского наступления (Juntas de Ofensiva Nacional-Sindicalista, JONS) объединилась с «Испанской фалангой» Хосе Антонио Примо-де Риверы. Черно-красный флаг фалангистов — это наследие JONS, которые в свою очередь позаимствовали цвета у анархо-синдикалистов из CNT. Официальным названием правящей фалангистской партии — единственной разрешенной организации в период диктатуры Франко было «Испанская фаланга традиционалистов и комитетов национал-синдикалистского наступления (исп. Falange Española Tradicionalista y de las JONS)». Характерно, что изначально фалангисты выступали не за диктатуру одной партии, а против существования партий вообще, так как считали их инструментом нарушения единства нации.

4287
21.02.2016 г.

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru


Индекс цитирования

Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении). И как ни прискорбно это признавать, но это необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

Если вы никак, ни под каким предлогом и ни за какие коврижки не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, покиньте сайт и забудьте о нём, как о кошмарном сне. Всем остальным - добра и печенек. С неизменной заботой, администрация сайта.