Разумное. Доброе. Вечное.

AAA
Обычный Черный

Рекомендованное

Опрос

Навигация

Стих дня

Всякая поэзия есть выражение душевного состояния.
© Бергсон А.

17 октября

Об инструментах

нам очень любопытно петыр
так расскажите ж нам зачем
вы вбили гвоздь в кирпич и главно
е чем

Новости культуры от Яндекса

ГлавнаяИстория РоссииСоветское государство и противоречия мирового империалистического порядка (1921 – 1941 гг.)


Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)


Советское государство и противоречия мирового империалистического порядка (1921 – 1941 гг.)

Поворот к прагматизму во внешней политике.

Признание несбыточности надежд на то, что буржуазный мир не переживет коллизий Первой мировой войны и ее окончание станет началом «мировой революции», заставило лидеров большевизма пересмотреть свою стратегию. После неудачи в Польско-советской войне большевики согласились с длительностью «исторического компромисса» с капиталистическим окружением (Из выступления В.И. Ленина). В свою очередь и Запад был вынужден признать, что Советская Россия является геополитической реальностью, без учета которой трудно выстроить новый баланс сил в послевоенной Европе.

В воздухе витала идея международной конференции, в ходе которой представители «двух миров» могли бы высказать свои взаимные претензии. 28 октября 1921 г. с такой идеей выступило советское правительство и 6 января следующего года оно получило приглашение на «саммит» в Генуе. Ллойд Джордж выступил с предложением образовать международный консорциум по эксплуатации российских богатств, через который заключались бы все концессии и шла выплата российских долгов.

В рамках подготовки Генуэзской конференции большое значение придавалось недопущению образования «единого фронта» западных держав против России. Представители Москвы вели активные переговоры в Берлине, чтобы склонить германское правительство к подписанию двустороннего договора об отказе от взаимных претензий. Россия отказывалась от репараций, полагавшихся ей по Версальскому миру, а Германия - от компенсации за национализированное имущество своих граждан в России.

10 апреля на первом пленарном заседании конференции советская делегация выступила с масштабным изложением своего видения международных отношений, признав целую эпоху «параллельного существования старого и нарождающегося нового строя». Советская делегация выступила с предложением о всеобщем сокращении вооружений, которое было отвергнуто (Из заявления советской делегации).

16 апреля германские представители согласились на подписание договора о взаимном отказе от возмещения убытков и возобновлении дипломатических отношений. После заключения договора в Рапалло Германия стала основным внешнеэко-номическим партнером СССР, налаживалось сотрудничество двух стран в культурной и военно-технической сфере. На использовании «германской карты» строилась чичеринская внешняя политика на протяжении 20-х гг., рассчитанная на раскол единого фронта западных держав против СССР.

Несмотря на отсутствие практических результатов, Генуэзская конференция стала первым серьезным рубежом, который удалось взять советским дипломатам. Ультиматумы и военную силу сменил период мирных переговоров с новой Россией. Советские представители активно противодействовали идеям создания единого центра экономических контактов между Востоком и Западом. Договор с Германией подтвердил расчеты на использование противоречий между ведущими мировыми державами для укрепления внешнеполитического положения нашей страны.

Германский «Октябрь»

В 1922 г. Ленин рассматривал вопросы государственного суверенитета как приоритетные по отношению к коминтерновской тактике. Левые критики увидели в этом повороте опасность капитуляции коммунизма. В 1923 г., когда Ленин отошел от дел, во внешней политике СССР возобладал левый коминтерновский интернационализм. В течение 1923 г. основное внимание лидеры РКП(б) и Коминтерна уделяли Германии, где в январе разразился серьезный кризис, вызванный оккупацией Рурской области войсками Антанты. В Москве оживились расчеты на использование межимпериалистических противоречий для продвижения дела «мировой революции».    

Надежды на близость «германского Октября» были характерны всех членов руководства РКП(б). Троцкий вновь почувствовал шанс возглавить боевые порядки коммунистических армий. Его оппоненты рассчитывали на аппарат Коминтерна, где руководил Зиновьев. Сталин предпочитал держаться в тени, делая акцент на проблеме удержания власти и военно-политической помощи со стороны СССР. Политбюро была создана специальная комиссия для оперативного контроля за событиями в Германии и разработки масштабной программы помощи КПГ.

«Германский Октябрь» потерпел поражение, фактически так и не начавшись. Деятельность московских консультантов, поставки оружия и хлеба из СССР, финансирование военно-технического аппарата КПГ не могли компенсировать отсутствие решительности немецких рабочих. Лишь в Гамбурге коммунисты под руководством Э.Тельмана на несколько дней захватили контроль над рабочими кварталами города.

Окончание внешнеполитической блокады СССР

Революционный выход России из системы политических и экономических связей Европы оказывал негативное воздействие на послевоенное восстановление хозяйства на континенте. Предпринимательские круги с интересом восприняли поворот к НЭПу, рассчитывая прежде всего на российский рынок сырья и выгодные капиталовложения. В день завершения работы Х съезда РКП(б) 16 марта 21 г. в Лондоне было подписано торговое соглашение между двумя странами, означавшее признание Советской России де-факто. Затем аналогичные соглашения были подписаны с Германией, Италией, Норвегией и Австрией. Торговля выступала в качестве предпосылки для нормализации политических отношений, хотя главным препятствием оставался вопрос о царских долгах.

После подписания договора с Германией в Рапалло проблемой номер один стало установление полномасштабных дипломатических отношений с Великобританией - на тот момент не только политическим лидером западного мира, но и наиболее мощным потенциальным инвестором. Москва делала ставку на те политические силы, которые Ленин называл представителями пацифистского крыла буржуазии. В 1924 г. одним из первых мероприятий британского правительства лейбориста Макдональда стало дипломатическое признание СССР. Великобритания стала одиннадцатым государством, установившим дипломатические отношения с СССР. В течение 24 г. еще столько же государств признали советское государство, что позволяло говорить об окончании внешнеполитической блокады страны.

В международной деятельности СССР продолжали соперничать коминтерновский и наркоминдельский факторы, что вполне устраивало Политбюро, которое в зависимости от конкретной обстановки отдавало приоритет одному из них. Наркоминдел отстаивал внеклассовое видение интересов советского государства. В самом Наркомате все более заметным становилось различие позиции Чичерина, сохранявшего верность «блоковому» подходу в международных делах и делавшему ставку на Германию, и его заместителя Литвинова, который выступал за интеграцию СССР в существующую европейскую систему в рамках Лиги наций.

В 1925 г. на конференции европейских держав в Локарно фактически была сделана попытка создать «западный» блок стран против СССР. Германии были гарантированы ее западные границы и открывалась свобода действий на восток. В ответ в 1925-27 гг. СССР заключил двусторонние договоры о ненападении и нейтралитете с Турцией, Германией, Афганистаном, Литвой, Латвией, Ираном. Германия предоставляла советскому правительству новые кредиты, что являлось компенсацией за трудности тайного военного сотрудничества двух стран.

Восточное направление советской политики

Ленин подчеркивал, что «от вовлечения в политическую жизнь трудящихся масс Востока зависит теперь в громадной степени судьба всей западной цивилизации». Правительство Британской империи пыталось остановить пропаганду коммунистических идей в сфере своего влияния дипломатическими методами. В мае 1923 г. оно обратилось к Москве с «нотой Керзона», в которой в ультимативной форме протестовало против расширения влияния России на Ближнем и Среднем Востоке. Вступая в конфликт с Западом в своей восточной политике, советское руководство терпимо относилось к режимам национальной буржуазии, даже если те проводили антикоммунистические репрессии.

Наиболее ощутимо успехи и неудачи советской политики на Востоке проявлялись в связи с китайской революцией. В Москве делали ставку на поддержку национально-освободительного фронта - Гоминьдана. Китайским коммунистам предписывалось войти в блок с ним на правах младшего партнера. СССР осуществлял массированные поставки вооружения и техники, обучение китайских офицеров в советских военных школах. Отношения с военными правителями Северного Китая обостряла проблема КВЖД, остававшейся собственностью Советского Союза. На протяжении 20-х гг. интересы СССР на Дальнем Востоке все больше сталкивались с жесткой позицией Японии, рассматривавшей себя в качестве лидирующей силы в регионе.

Ухудшение международного положения СССР


Резкое ухудшение международного положения СССР началось в 1927 г. с событий на Дальнем Востоке, где правительство Гоминьдана начало репрессии против китайских коммунистов и параллельно совершило налет на советское посольство в Пекине, консульства в Шанхае, Тяньцзине. В Москве утверждали, что все это стало результатом подстрекательства английского империализма. В 1926 г. коминтерновская линия ВКП(б) выразилась в материальной помощи бастующим английским рабочим. В мае 1927 г. Великобритания временно разорвала дипломатические и торговые отношения с СССР. Правительства США, Франции, Бельгии, Канады ввели эмбарго на поставку советских товаров. США по прежнему упорно не желали признавать Советский Союз, но в отличие от европейских держав, которые настаивали только на уплате царских долгов, американское правительство сверх этого требовало изменения внутренней политики в СССР.

Для Советов с 1917 г. была характерна политика изоляционизма. В какой-то мере России в начале ХХ века было выгодно выйти из системы мирового обмена. Необходимо было оградить себя от внешнего влияния, чтобы произвести необходимые внутренние преобразования и завершить социальное обновление общества. Коммунистическая идеология служила барьером между советским обществом и мировой империалистической системой. Фашизм и нацизм – это закономерные феномены массовых движений XX века. Они стали возможны, потому что во время кризиса империалистической эпохи базовые слои общества оказались в жесткой оппозиции к плутократическим верхам и попытались в национальных рамках конструировать свои системы по своим представлениям и с новыми элитами.

162
25.11.2016 г.

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru


Индекс цитирования

Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении). И как ни прискорбно это признавать, но это необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

Если вы никак, ни под каким предлогом и ни за какие коврижки не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, покиньте сайт и забудьте о нём, как о кошмарном сне. Всем остальным - добра и печенек. С неизменной заботой, администрация сайта.