Разумное. Доброе. Вечное.

AAA
Обычный Черный

Рекомендованное

Опрос

Навигация

Стих дня

Всякая поэзия есть выражение душевного состояния.
© Бергсон А.

17 октября

Об инструментах

нам очень любопытно петыр
так расскажите ж нам зачем
вы вбили гвоздь в кирпич и главно
е чем

Новости культуры от Яндекса

ГлавнаяОсновы филологииСтруктура филологии как научного знания. Первоначальное единство отечественной филологии. Начало дифференциации филологии. Общенаучные предпосылки дифференциации филологии. Дисциплинарная структура науки


Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)


Структура филологии как научного знания. Первоначальное единство отечественной филологии. Начало дифференциации филологии. Общенаучные предпосылки дифференциации филологии. Дисциплинарная структура науки

Первоначальное единство отечественной филологии

Единое поле гуманитарного знания о человеке в первой половине XIX в. разделилось на знание историческое и филологическое. Вплоть до начала XX в. господствовало «филологическое дело в его старинной полноте, обнимающей язык и литературу» (С. Бочаров). Все многообразные явления слова изучались в русле единой области знания, ярко представленной в трудах Ф.И. Буслаева и А.А. Потебни. По выражению В.В. Кожинова, эта филология вбирала и сплачивала в определенную целостность любые словесные феномены — от метафоры поэта до технического термина, от чеканной фразы античного историка до сегодняшнего просторечного оборота — и сыграла грандиозную роль в истории культуры [Кожинов 1975: 250–251].

Эта область знания в XIX в. именовалась словесностью. Составители соответствующей антологии [Русская словесность 1997] связывают данное понятие с русской филологической культурой и российским университетским образованием, указывая, что во многом понимание термина было очень широким и лишь отчасти соответствовало тому, что теперь называют филологией. Словесность не может быть приравнена «ни к лингвистике, ни к литературоведению, хотя и не является простой совокупностью этих наук. В целом с большой условностью теорию словесности характеризуют как науку о тексте, устном и письменном» [Нерознак 1997: 5], при этом составители отмечают, что устное народное творчество — песни, сказки, былины и т.д. — издавна назывались «народной словесностью», а «в дореволюционной гимназии преподаватель языка и литературы назывался словесником».


Об истории понятия и термина словесность в русской научной тради- ции и его соотношении с понятием и термином филология см.: [Аннушкин 2008; 2009].


Начало дифференциации филологии

Однако филология в ипостаси словесности обнаруживает внутреннюю неоднородность и к концу XIX столетия предстаёт как языкознание и литературоведение. Процесс разделения единого прежде знания Ю.М. Лотман объяснил так. В середине XIX в. от университетского филолога требовалось глубокое знание древних языков, умение вести текстологическое, комментаторское и биографическое изыскания. Затем последователь но прибавлялись требования владения историческим материалом, широкой сравнительно культурной эрудицией, навыками социологического исследования, возникла статистическая методика изучения стиха, литературоведческая стилистика и т.д. Требования возра стали, круг знаний, необходимых филологу, неуклонно расширялся. Однако одновременно шел и обратный процесс: литературовед перестал быть филологом — лингвистика стала самостоятельной и далекой профессией. Древние языки и литературы стали изучаться лишь узким кругом специалистов, «западник» получил негласное право знать о русской литературе лишь из общих курсов, а «русист» — столь же поверхностно разбираться в зарубежной (не только за падноевропейской, но и славянской!) литературе. Быть текстологом, стиховедом стало для литературоведа не обязательным, а факультативным признаком. Этот процесс имеет свое объективное объяснение: он связан со специализацией — характерным признаком науки предшествующего этапа. Но он имел не только положительные последствия: быть литературоведом, особенно специализирующимся в области новой литературы, стало легче. А к этому прибавился и ряд привходящих причин, которые способствовали понижению критериев в гуманитарных науках [Лотман 1967: 100].

Наряду с языкознанием в филологии оформляется литературоведение, основы которого восходят к античным философам и поэтам и которое вырабатывалось в трудах С.П. Шевырёва, Ф.И. Буслаева, А.А. Потебни и А.Н. Веселовского, а также в литературно-критической деятельности В.Г. Белинского, Н.А. Добролюбова, А.А. Григорьева и др. Дальнейшее развитие литературоведения осуществлялось в рамках научных школ и концепций (миграционная теория, мифологическая школа, сравнительно-историческое литературоведение).

Общенаучные предпосылки дифференциации филологии

Дифференциация наук вообще и филологии в частности не может быть следствием произвола исследователей, чем-то субъективным. Дифференциация наук закономерна. Начинается разделение с количества и качества исследовательских инструментов. Уровень методологии делает научные дисциплины качественно разными. Так что, заметил Ю.М. Лотман, разделение филологической науки на лингвистику и литературоведение — это факт истории культуры, а с фактами не спорят [Лотман 1979: 47].

Дисциплинарная структура науки

Известно, что наука — структура динамичная, и в своём становлении и развитии она реализуется на трёх уровнях:

  1. 1) исследовательская область,
  2. 2) специальность
  3. 3) научная дисциплина [Огурцов 1985: 236].

Каждый уровень отличается количеством вовлечённых исследователей — от пассионарных личностей, открывающих новые пространства и намечающих векторы научного поиска, до исследовательских коллективов и научных школ, а также уровнем социализации полученных результатов — от индивидуальной удовлетворенности полученным знанием до трансляции достигнутого знания в культуру, социализации новых поколений, передачи идеалов и норм, признанных научным сообществом.

Критерием зрелого научного знания считается наличие научной дисциплины.

Научная дисциплина — это определённая форма систематизации научного знания, которая предполагает институционализацию знания, осознание общих норм и идеалов научного исследования, формирование научного сообщества. Она вызывает к жизни специфический вид научной литературы (обзоров и учебных книг). В рамках научной дисциплины возникают определённые формы коммуникации между учёными, создаются организации, ответственные за образование и подготовку научных кадров. Дисциплинарная организация знания обладает рядом функций. Это трансляция достигнутого знания в культуру, социализация новых поколений, идентификация каждого из учёных с научным сообществом.

Научная дисциплина обладает рядом характеристик: специфические способы расчленения предмета исследования, принимаемые теоретические принципы, дисциплинарные критерии оценки теоретических положений, используемые методы, вспомогательные аналитические и технические методики, степень методической специализации [Огурцов 1988: 241, 244–245].

Заметим, что возникающая научная дисциплина от соответствующей науки отличается расширением в сторону других наук. Например, литературоведение включает в свой состав историю литературы, а история — это гуманитарная, но уже не филологическая область знания. Она использует инструментарий историка, но не филолога. То же можно сказать об истории лингвистических учений по отношению к лингвистике.

217
26.12.2016 г.

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru


Индекс цитирования

Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении). И как ни прискорбно это признавать, но это необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

Если вы никак, ни под каким предлогом и ни за какие коврижки не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, покиньте сайт и забудьте о нём, как о кошмарном сне. Всем остальным - добра и печенек. С неизменной заботой, администрация сайта.