Разумное. Доброе. Вечное.

AAA
Обычный Черный

Рекомендованное

Опрос

Навигация

Стих дня

Всякая поэзия есть выражение душевного состояния.
© Бергсон А.

17 октября

Об инструментах

нам очень любопытно петыр
так расскажите ж нам зачем
вы вбили гвоздь в кирпич и главно
е чем

Новости культуры от Яндекса

ГлавнаяИстория русской литературыОраторское искусство Кирилла Туровского


Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)


Ораторское искусство Кирилла Туровского

До нас дошло восемь слов Кирилла, бесспорно ему принадлежащих. Распадаются они на две группы: одни написаны двунадесятые праздники, все остальные — на воскресные дни первого круга недель церковного года, начиная от пасхи и до пятидесятницы.

Ответ на вопрос, когда именно был составлен цикл, дает слово пятое. Выпад против ростовского епископа Феодора дает основание отнести «Слово» к 60-м годам XIIв.

Слова предназначались для произнесения в храме. Содержание их традиционно, как традиционен и сам праздник, ежегодно отмечаемый. В каждом слове последовательно развиваются одни и те же темы: «похвала» празднику, разъяснение его религиозного смысла, воспоминания о событии, в честь которого праздник установлен. Речи полностью соответствуют своему назначению: создают атмосферу необыкновенного по подъему праздничного ликования. «Веселие», «радость» — слова, часто употребляемые Кириллом.

Литературную свою задачу Кирилл обычно определял: «прославити» (праздник), «воспети», «возвеличити», «украсити словесы», «похвалити». Кирилл, составляя речь, решающее значение придавал ее стилистическому оформлению.

Основным художественным принципом стилистического строя слов Кирилла является риторическая амплификация. Тема у него всегда словесно варьируется, распространяется до тех пор, пока содержание ее не будет полностью исчерпано. Тема развертывается до отказа, раскрывается во всех своих смысловых и эмоциональных оттенках.

Каждая тирада — целое словесное сооружение. Но в ее основе всегда лежит чередование близких по значению и однотипных по синтаксической структуре предложений.

  1. 1) Тирада, осуществляющая принцип амплификации. Ее особенности: густое скопление синонимов, строгая симметрия в расстановке слов каждого предложения.
  2. 2) Тирады, стилистический рисунок которых определяется той или иной риторической фигурой.
  3. 3) Тирады, построенные на анафорическом повторении одного и того же слова или словосочетания в начале предложения.
  4. 4) Тирады, где чередуются риторические вопросы, на которые каждый раз даются ответы — то отрицательные, то положительные.
  5. 5) Тирады, основанные на антитезе; риторическая «цезура» делит в них каждое чередующееся предложение на две противопоставленные одна другой части, резко различные по интонационной окраске.

Пышный стилистический узор порожден не столько риторическими фигурами, сколько различной комбинацией этих фигур даже в пределах одной и той же тирады. В словах Кирилла Туровского все чередуется, и это сообщает им своеобразный внутренний ритм.

Сходные по теме тирады он нанизывал на один и тог же стержень — на слово или словосочетание. Такая сверхтирада — одно из наиболее эффектных технических достижений ораторской прозы Кирилла.

В композиционном отношении слова Кирилла Туровского построены по четкой схеме. слово делится на три самостоятельные части: вступление, часть центральную — изложение, заключение. Объединенные единством стилистического строя слова в целом, они, однако, имеют и некоторые свои, только им присущие художественные особенности.

Вступлению Кирилл Туровский придавал большое значение: не предвосхищая содержания слова, положить ему основание, привлечь внимание. Вступительная часть невелика по объему и немногословна. В ней он говорит о празднике, которому слово посвящено, или о себе. Первые строки вступления всегда носят подчеркнуто афористический характер. Избранную для вступления тему он развивал чаще всего не прямо, а косвенно, при помощи развернутого сравнения

Центральная часть речи у Кирилла Туровского всегда повествовательная. За исключением восьмого слова, все остальные слова в центральной части содержат пересказ того или иного соответствующего празднику евангельского события. Но пересказ вольный. Евангельский сюжет Кирилл подвергал сюжетной амплификации.

Приступая к повествовательной части речи, Кирилл обычно перебрасывал мост от прошедшего к настоящему, пытался слушателей сделать непосредственными свидетелями евангельского события. Глаголы в настоящем времени, отдельные эпизоды начинал словами «днесь», «ныне», прямо приглашал слушателей стать участниками излагаемого события. Евангельский рассказ Кирилл дополнял описанием весеннего расцвета природы. Дважды весна у него выступает соучастницей евангельских событий.

Разного рода аллегории, действительно, сопровождают его пересказы евангельских событий, но занимают в них сравнительно очень скромное место; есть слова, где они вообще отсутствуют (четвертое слово). Аллегории часто редуцируются, обнаруживают тенденцию к превращению в сравнения. Но Кирилл никогда не подчинял текст писания какой-либо определенной, строго продуманной богословской концепции.

Кирилл Туровский очень дорожил художественным единством своих ораторских произведений.

Прямая речь у Кирилла риторически условна. Она никогда не носит у него заметно выраженного индивидуального характера — в зависимости от персонажа, которому поручена, или от той или иной сюжетной ситуации. В этом отношении все монологи героев Кирилла однотипны. Единственное исключение — плач богоматери слове четвертом соответственно ситуации трогательно лиричен; установлено, что Кирилл, составляя его, опирался на гимнографический образец — на приуроченный богослужебным уставом к великой пятнице канон Симеона Метафраста.

Каждый монолог по стилистическому строю своему как бы в миниатюре воспроизводит слово в целом:. Некоторые из этих «речей»—образцы высокого риторического искусства. Плач, допустим, в слове четвертом Иосифа Аримафейского Подменяя повествование такого рода речами, Кирилл Туровский только возвращался к привычной для него ораторско-риторической форме изложения.

Завершал Кирилл свои «праздничные» слова обращением: или к слушателям с призывом еще раз прославить праздник, или к героям повествования с «похвалой» им и молитвой. В той же празднично-торжественной тональности, в какой слово начиналось, оно должно было, по замыслу Кирилла, и закончиться.

Кирилл внимательно изучал творения Иоанна Златоуста, Григория Назианзина. Риторика Кирилла по своему происхождению несомненно восходит к риторике этих его предшественников. В словах Кирилла обнаруживаются даже прямые реминисценции из указанных авторов.

Свой вклад Кирилл Туровский как оратор внес и в развитие современного ему литературного языка древней Руси. Обращает на себя внимание необыкновенная гибкость, какую он сумел придать языку церковной письменности той эпохи.

465
26.09.2016 г.

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru


Индекс цитирования

Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении). И как ни прискорбно это признавать, но это необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

Если вы никак, ни под каким предлогом и ни за какие коврижки не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, покиньте сайт и забудьте о нём, как о кошмарном сне. Всем остальным - добра и печенек. С неизменной заботой, администрация сайта.