Разумное. Доброе. Вечное.

AAA
Обычный Черный

Рекомендованное

Котики

Опрос

Навигация

Стих дня

Всякая поэзия есть выражение душевного состояния.
© Бергсон А.

17 ноября

Про колбасу

а это кто бредет во мраке
лохматый страшный и босой
так это ж петр на кухню за кол
басой

Новости культуры от Яндекса

ГлавнаяИстория русской литературыШкольноеВзгляды Л. Н. Толстого на роль личности в истории


Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)


Взгляды Л. Н. Толстого на роль личности в истории

  1. «Война и мир» — роман о величии русского народа.
  2. Кутузов — «представитель народной войны».
  3. Кутузов-человек и Кутузов-полководец.
  4. Роль личности в истории по Толстому.
  5. Философский и исторический оптимизм Толстого.

Нет в русской литературе другого произведения, где были бы с такой убедительностью и силой, как в романе «Война и мир», переданы мощь и величие русского народа. Всем содержанием романа Толстой показал, что именно народ, поднявшийся на борьбу за независимость, изгнал французов и обеспечил победу. Толстой говорил, что в каждом произведении художник должен любить главную мысль, и признавался, что в «Войне и мире» он любил «мысль народную». Этой мыслью освещено развитие главных событий романа. «Мысль народная» лежит и в оценке исторических лиц и всех других героев романа. Толстой в изображении Кутузова сочетает историческое величие и народную простоту. Образ великого народного полководца Кутузова занимает значительное место в романе. Единство Кутузова с народом объясняется тем «народным чувством, которое он носил в себе во всей чистоте и силе его». Благодаря этому душевному качеству, Кутузов и является «представителем народной войны».

Впервые Толстой показывает Кутузова в военной кампании 1805-1807 г.г. на смотре в Браунау. Русский полководец не захотел смотреть парадную форму солдат, а стал осматривать полк в том состоянии, в каком он находился, указывая австрийскому генералу на разбитую солдатскую обувь: он не упрекал в этом никого, но ни мог не видеть, как это плохо. Жизненное поведение Кутузова — это, прежде всего, поведение простого русского человека. Он «казался всегда простым и обыкновенным человеком и говорил самые простые и обыкновенные речи». Кутузов действительно очень прост с теми, кого он имеет основание считать товарищами в трудном и опасном деле войны, с теми, кто не занят придворными интригами, кто любит родину. Но далеко не со всеми Кутузов так прост. Это не простачок, а умелый дипломат, мудрый политик. Он ненавидит придворные интриги, но очень хорошо понимает их механику и своим народным лукавством нередко берет верх над опытными интриганами. При этом, в кругу людей, чуждых народу, Кутузов умеет говорить языком изысканным, так сказать, поражая противника его же оружием.

В Бородинском сражении проявилось величие Кутузова, которое заключалось в том, что он руководил духом армии. Л. Н. Толстой показывает, насколько русский дух в этой народной войне превосходит холодную расчетливость иноземных военачальников. Так Кутузов посылает принца Витембургского «принять командование первой армией», но тот, не доезжая до армии, просит еще войска, и тут же полководец отзывает его и посцлает русского — Дохтурова, зная, что он будет стоять за Родину насмерть. Писатель показывает, что благородный Барклай де Толли, видя все обстоятельства, решил, что сражение было проиграно, в то время как русские солдаты стояли насмерть и сдерживали натиск французов. Барклай де Толли неплохой полководец, но в нем нет русского духа. А Кутузову близок народ, народный дух, и полководец отдает приказ о наступлении, хотя армия в таком состоянии наступать не могла. Этот приказ исходил «не из хитрых соображений, а из чувства, которое лежало в душе каждого русского человека», и, услышав этот приказ, «измученные и колеблющиеся люди утешились и ободрились».

Кутузов-человек и Кутузов-полководец в «Войне и мире» неразделимы, и это имеет глубокий смысл. В человеческой простоте Кутузова проявляется та самая народность, которая сыграла решающую роль в его полководческой деятельности. Полководец Кутузов спокойно отдается воле событий. В сущности, он мало руководит войсками, зная, что «участь сражений» решает «неуловимая сила, называемая духом войска». Кутузов-главнокомандующий столь же необычен, как не похожа на обычную войну «война народная». Смысл его военной стратегии не в том, чтобы «убивать и истреблять людей», а в том, чтобы «спасать и жалеть их». В этом заключается его полководческий и человеческий подвиг.

Образ Кутузова от начала до конца построен в соответствии с убеждением Тол-стого, что дело войны шло, «никогда не совпадая с тем, что придумывали люди, а вытекая из сущности отношения масс». Тем самым Толстой отрицает роль личности в истории. Он уверен, что ни один человек не в силах повернуть ход истории по своей единоличной воле. Человеческий разум не может играть направляющей и организующей роли в истории, и военная наука, в частности, не может иметь практического смысла в живом ходе войны. Для Толстого величайшая сила истории — это народная стихия, неудержимая, неукротимая, не поддающаяся руководству и организации.

Роль личности в истории, по мнению Л. Н. Толстого, ничтожно мала. Даже самый гениальный человек не может по своему желанию направлять движение истории. Ее творит народ, массы, а не отдельная личность.

 Однако писатель отрицал только такую личность, которая ставит себя над массами, не желает считаться с волей народа. Если же действия личности исторически обусловлены, то она играет определенную роль в развитии исторических событий.

Хотя Кутузов и не придает решающего значения своему «я», однако показан Толстым не пассивным, а активным, мудрым и опытным полководцем, который своими распоряжениями помогает росту народного сопротивления, укрепляет дух войска. Вот как Толстой оценивает роль личности в истории: «Историческая личность — суть ярлык, который история вешает на то или иное событие. Вот что происходит с человеком, по мнению писателя: «Человек сознательно живет для себя, но служит бессознательным орудием для достижения исторических общечеловеческих целей». Поэтому в истории неизбежен фатализм при объяснении «нелогичных», «неразумных» явлений. Человек должен познать законы исторического развития, но в силу немощности разума и неверного, а точнее, по мысли писателя, ненаучного подхода к истории осознание этих законов еще не пришло, но обязательно должно прийти. В этом состоит своеобразный философский и исторический оптимизм писателя.

620
18.05.2016 г.

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru


Индекс цитирования

Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении). И как ни прискорбно это признавать, но это необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

Если вы никак, ни под каким предлогом и ни за какие коврижки не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, покиньте сайт и забудьте о нём, как о кошмарном сне. Всем остальным - добра и печенек. С неизменной заботой, администрация сайта.